Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Друзья сайта
Продажа журналов
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Разное » Кристофер Хилтон. "Михаэль Шумахер. Его история"

Глава 9. Его Эра (часть 2)

На 37-м круге Хаккинен ушел на второй пит-стоп (7.4 секунды), и Шумахер получил свои два круга. Он должен был сделать достаточный запас, чтобы остаться лидером после своего визита в боксы. «Это был критический момент гонки!» Но перед ним оказались оба гонщика Jaguar. Одного из них, Ирвайна, Михаэль прошел легко, но для того, чтобы обойти второго, Херберта, вынужден был ждать до начала следующего круга. «Трафик отнял у меня немного времени».

Мелкий дождь продолжался. Браун на пит-лейне внимательно следил за развитием ситуации. Трасса была скользкой настолько, что борьба за десятые доли секунды превращалась в вызов, но все же не настолько, чтобы переобуваться в дождевую резину. Когда Шумахер в очередной раз входил в шикану, там развернуло Вурца. К счастью, места было достаточно, чтобы проскользнуть мимо. Еще один кошмар: «Его крутануло прямо передо мной, и я не мог предугадать, чем это кончится».

Наконец, Шумахер свернул в боксы. «Не думал, что мне удалось собрать достаточный запас. Моросил дождь, и я думал, что мне не удастся проехать настолько быстро, насколько это необходимо». Он ошибался! Ему удалось отыграть полсекунды, а затем еще полторы на пит-стопе (6.0). Пока Шумахер медленно двигался на выход с пит-лейна (ограничение скорости!), Браун наблюдал, как Хаккинен выезжает из шиканы и начинает разгон по главной прямой.

«Кажется, все в порядке», — сообщил он по радио Шумахеру. Михаэля это не убедило.

«Похоже, порядок», — повторил Браун — и вновь не убедил Шумахера.

«Все в порядке», — настаивал на своем Браун.

А Михаэль по-прежнему ждал убийственных слов: «Извини, я ошибся». Стенка закрывала от него трассу, и Шумахер не мог знать, где именно находится его соперник.

«Все в полном порядке!» — сообщил ему Браун.

Шумахер навсегда запомнил потрясающий момент, когда он, наконец, вырвался с пит-лейна, а Мика по-прежнему был далеко, далеко позади. До финиша оставалось 12 кругов. Шумахер думал только о том, «чтобы ничего не сломалось», чтобы удержаться от неприятностей на мокрой трассе, выдержать напор со стороны Хаккинена — и исполнить, наконец, давнюю мечту Ferrari.

Когда все закончилось, он долго сидел в кокпите, опустив голову. Вот оно, свершилось! За заборчиком теснились механики в красных комбинезонах, их лица сияли. Одни кричали, другие молотили друг друга по спине, третьи размахивали руками. На лицах некоторых из них проступила усталость — слишком долго они ждали этого момента.

Тодт, маленький, нахохлившийся, похожий на воробушка, подскочил к кокпиту и схватил Михаэля за руки, обтянутые перчатками. Подошел Ирвайн, много сделавший для Ferrari в прошлом, и тоже наклонился к Михаэлю. Тодт в восторге хлопнул по спине и его. Михаэль отстегнул руль, Тодт аккуратно положил его на кокпит — и растворился в толпе.

Михаэль остался один. Он вытащил себя из кокпита, поднял голову, вскинул вверх обе руки и, наконец, выразил в полную силу свой восторг. Затем он стянул шлем и вновь вскинул голову к небу. Словно сбросив давивший на него груз, он легко выскочил из машины и зашагал походкой свободного человека. Остальное — непрерывный поток эмоций. Коринна, рыдающая от восторга, объятия всех со всеми, два члена команды сбривают свои шевелюры в честь победы…

Шумахер дирижировал итальянским гимном, стоя на подиуме. Тодта так залили шампанским, что его форму было впору отжимать. Браун, верный своему характеру, с трудом сдерживал эмоции. Хаккинен, потерпевший поражение, вел себя очень достойно.

В Маранелло отец Альберто Бернардони извинялся за то, что не ударил в колокола в тот самый момент, когда Михаэль пересекал линию финиша. Он в этот момент молился.

Монтедземоло подвел итог историческому событию: «Это первый титул со времени смерти основателя компании Энцо Феррари. Джанни Аньелли из династии владельцев Fiat, рассказывая о своих эмоциях, был сегодня счастлив, чувствуя себя постаревшим мальчишкой».

Этот успех не обошел своим вниманием и президент Италии Карло Адзельо Чампи: «Наконец, спустя двадцать один год, мы добились этого!»

Герхард Шредер, канцлер Германии, прислал свои поздравления, удивив и растрогав Шумахера.

Вечернику на автодроме никто не планировал, «чтобы не сглазить», как сказал Шумахер, видимо, уроки Хереса были усвоены. На трассу обрушился ливень, но это никого не смутило. Празднования продолжались до утра и по масштабам были сопоставимы с событием, ставшим для них поводом.

Шумахер сумел-таки укротить Жеребца!

На последней гонке сезона в Малайзии Михаэль вновь победил, обеспечив Ferrari победу в Кубке Конструкторов, и закончил сезон на подиуме, обливаясь шампанским в красном парике.

К двум титулам, завоеванным в Benetton, Шумахер добавил третий, поднявшись на одну ступень с Джеком Брэбемом, Джеки Стюартом, Ники Лаудой, Нельсоном Пике и Айртоном Сенной. Только Прост (четыре) и Фанхио (пять) располагались выше, и Шумахер всерьез задумал побить их рекорды. Ему было едва за тридцать, возраст, в котором многие гонщики достигают уникальной зрелости, баланса между амбициями и опытом, а дела у Ferrari шли великолепно.

Очередной сезон — и новая презентация. Маранелло, конец января. Когда Шумахер прибыл на эту церемонию, сотни болельщиков встретили его, скандируя: «Чем-пи-он! Чем-пи-он!» И они выражали настроения всей Италии! Михаэль сообщил, что его настрой нисколько не изменился: «Я остался самим собой. Я хочу и дальше идти на пределе и по-прежнему получаю массу удовольствия от вождения. Но с моих плеч свалился груз, и мой настрой здорово изменился». Он выглядел сильным, уверенным в себе, сосредоточенным. И это было понятно.

«Я — не кинозвезда. Все происходит само собой или не происходит вообще. Невозможно понять эмоции». — Шумахер сказал это по-итальянски. Михаэль и итальянцы потянулись друг к другу с тех пор, как он выиграл титул — для себя и для них. Теперь он нашел несколько фраз на их языке, не на английском. Он хотел добраться до их сердец. Единение, наконец, произошло.

Они еще не знали — никто этого тогда не знал, — что начиналась эра Шумахера. Они не знали — и никто не знал, — что развиваться она будет на двух уровнях: мастерство будет проявляться в бесконечных мастер-классах, а гонки в его исполнении будут напоминать настоящую резню. Его доминирующее положение станет столь очевидным, что начнет угрожать здоровью всей Формулы 1, потому что интерес телеаудитории к этим гонкам начнет снижаться — люди просто меньше станут их смотреть. Какой смысл?! Кому-то достаточно будет последить за стартом и финишем. Кому-то — просто посмотреть результаты.

Правда, для истинных ценителей наблюдать, как творит Шумахер, было исключительным удовольствием. Он довел свое мастерство до таких высот, когда можно было наслаждаться красотой игры, интеллектом гонщика и его помощников, невероятной слаженностью работы команды, которую собрал Михаэль.

На пороге десятилетия своего участия в Больших Призах Шумахер вплотную подошел ко всем рекордам Формулы 1, что неудивительно, учитывая его исключительный послужной список. Можно оставаться равнодушным к цифрам и фактам, но когда речь идет об улучшении достижений, имеющих многолетнюю историю, совсем игнорировать это невозможно. На начало 2001 года ситуация в этой области выглядела так.

Наибольшее количество очков на этапах чемпионата мира заработал Ален Прост (798.5), Шумахер шел следом (678). 17 гонок 2001 года давали шанс побить этот рекорд.

По числу поул-позиций не было равных Айртону Сенне (65). На счету у Джима Кларка и Проста — по 33 поула, у Мэнселла и Шумахера — по 32. Это значит, что еще года три за рекорд Сенны можно было не опасаться.

У Проста было наибольшее количество побед (51), Шумахер с 44 вышел на второе место, оставив позади Сенну (41). Семь побед до рекорда — для Шумахера задача вполне решаемая.

По количеству быстрых кругов Прост и Шумахер уже сравнялись (по 41). Третье место осталось за Мэнселлом (30). Рекорд мог пасть в первой же гонке нового сезона.

Михаэль начал подготовку к новому сезону 23 января в Барселоне: «Чувствую себя нормально. Я хорошо отдохнул, набрал оптимальную форму».

Новый Ferrari F-2001 был представлен во Фьорано 29 января в помпезной обстановке. Шумахер сказал по этому поводу все подобающие случаю слова.

У Шумахера всегда были острые отношения с Жаком Вильнёвом, а тут канадец выразил беспокойство в связи с поведением Михаэля на трассе: «Никогда не угадаешь, достаточно ли она широка для Михаэля, никогда не знаешь, видит ли он тебя, трудно просчитать его действия, тогда как Мика (Хаккинен) думает как все нормальные люди».

Это правда, в момент старта Михаэль нередко применял тактику силовой борьбы, жестко обороняя свою позицию от старта до входа в первый поворот. Но все это — столкновения с Хиллом, Вильнёвом, Култардом — осталось в прошлом. Теперь Шумахер, достигший возраста гоночной зрелости, скорее приглядывал за новичками, чем стремился расчистить себе дорогу, продираясь сквозь их строй.

Он обкатал новую машину во Фьорано 1 февраля, и пресс-служба Ferrari торжественно сообщила, что впервые с 1980 года на борту ее машины красовалась чемпионская единичка. Видимо, впечатление от триумфа 2000 года было столь велико, что даже в самой Скудерии забыли, как в 1990-м Прост принес в Маранелло «единичку» вместе с завоеванным в McLaren титулом. Как и Шумахер в 1996-м…

«Первые впечатления очень неплохие, — сообщил Шумахер, — Машина вполне конкурентоспособна». Накануне тестов он плохо спал: «Я немного нервничал». После — оснований для тревоги не осталось.

Составы ведущих команд:

BAR:  Панис, Вильнёв

Benetton:  Физикелла, Баттон

Ferrari:  Шумахер, Баррикелло

Jordan:  Френтцен, Трулли

McLaren:  Хаккинен, Култард

Williams:  Р. Шумахер, Монтойя

Первая гонка (в 2001 году — в Мельбурне) — как правило, наглядная иллюстрация того, что нас ждет в новом сезоне. Быстрые машины уже едут быстро, медленные уже создают своим командам проблемы.

Шумахер эффектно вылетел с трассы в пятницу. Под желтыми флагами «я шел на пределе. Коснулся тормозов чуть сильнее, чтобы побольше сбросить скорость, как и предписывала сигнализация флагами, и тут потерял задок. Удар был не так уж силен, потому что до стенки я не долетел. Просто небольшой переворот. Я в порядке». Кадры этого «небольшого» переворота поистине впечатляют!

На следующий день он вывел свой F-2001 на поул, обыграв напарника Баррикелло, а в гонке лидировал до финиша, исключая период пит-стопов. Шумахер достиг такой формы, что теперь мог задавать нужный темп, как если бы вокруг него вообще никого не было, при желании ехать не слишком быстро — и все равно одерживать победы. Ах да — и печатать быстрые круги, улучшая рекорд Проста!

В этой гонке погиб маршал. Во втором повороте Ральф Шумахер, обороняясь от атак Жака Вильнёва, перемещался по всей ширине трассы в зоне торможения. Вильнёву не хватило пространства для маневра, произошло соударение колес, и BAR взмыл в воздух. Бешено вращающийся болид летел вдоль ограды, разбрасывая во все стороны колеса и детали кузова. Одно из таких колес убило маршала, попав бедняге в грудь. Шумахер, потрясенный, как и все, сказал: «Нужно посмотреть, что можно сделать для повышения безопасности работы этих людей». Люди, убежденные в холодности и расчетливости Шумахера, вновь получили подтверждение того, что он способен на проявление нормальных человеческих чувств.

Михаэль завоевал поул в Малайзии и мощно начал гонку, преследуемый Баррикелло. На третьем круге хлынул дождь, и оба Ferrari уплыли с трассы в одном повороте, словно в соревнованиях по синхронному плаванию. Баррикелло вернулся в гонку третьим, Шумахер, вылетев чуть дальше на газон, седьмым. Дождь превратился в тропический ливень. Участники гонки один за другим вылетали за пределы трассы, и было решено выпустить сейфти-кар.

На 4-м круге Ferrari решила провести пит-стопы, но всеобщая неразбериха сказалась и тут, Росс Браун, увидев, как Баррикелло вновь соскальзывает с асфальта, ошибочно посчитал, что Шумахер вновь опережает своего напарника. Механики получили приказ готовиться к приему Михаэля — и тут на «яму» приехал Рубенс. Сгоряча на его машину поставили колеса, предназначавшиеся (и промаркированные соответствующим образом) для Михаэля, и эту ошибку пришлось исправлять. Баррикелло простоял у своих боксов 72 секунды. Заехавший следом Шумахер терпеливо ждал своей очереди сзади. Михаэля обслужили за 8 секунд, но в сумме с задержкой это составило все 80 — плюс время, необходимое для неспешного движения по пит-лейну обратно на трассу.

Вот в такие моменты лучше всего и проявляется умение Михаэля просчитывать ситуации, заглядывать вперед и проявлять свой талант за рулем. В то время как иные его соперники считают в таких обстоятельствах, что гонка потеряна, Шумахер видит преимущества, которые надо использовать.

Ему поставили промежуточную резину, хотя одна часть автодрома была залита дождем, другая оставалась почти сухой. Алгоритм движения в таких условиях был очевиден: аккуратные действия на мокром асфальте и стремительные — на сухом.

Сейфти-кар по-прежнему оставался на трассе, и Михаэль с Рубенсом быстро нагнали хвост пелетона. Это давало им возможность на рестарте отыграть значительную часть потерянного в боксах времени (несмотря на то, что условия, по словам Шумахера, были «ужасные, совершенно не гоночные: на некоторых участках сейфти-кар мог двигаться быстрее, чем мы»).

Когда гонка возобновилась на 11-м круге, Баррикелло шел 10-м, Шумахер — 11-м. Кругом позже — восьмым и девятым с отставанием в 10 секунд от лидера, Култарда. Два Ferrari неслись по лужам, словно пара красных акул. Шумахер обошел Баррикелло неожиданным и неприятным для Рубенса маневром по внешнему радиусу последнего поворота в момент атаки на Ярно Трулли. Теперь Михаэль был шестым с отставанием в 8.91 секунды от Култарда. Следующей жертвой стал Френтцен — Шумахер заложил мощную дугу, обходя и его по внешнему радиусу. Вскоре Михаэль нагнал своего брата Ральфа — и проскочил мимо практически без задержки. Затем еще один красивый вираж — и позади остался Хаккинен. На 13-м круге Михаэль шел третьим, отставая от Култарда на 6.27 секунды. Следующим он настиг Йоса Ферстаппена (Arrows) и, заняв внутреннюю траекторию, переиграл его на подходе к правому повороту. Впереди оставался только Култард.

Достать шотландца не составляло особого труда. Михаэль гнал свой Ferrari с такой яростью, что машина дрожала от напряжения. Разрыв сократился до двух секунд. Михаэль попытался заложить свою излюбленную дугу, но Дэвид устоял. Тогда он сел Култарду на хвост на главной прямой, разогнался в слипстриме и прошел соперника по внешней траектории. Исход гонки был решен, а с ним побит очередной рекорд. Это была шестая подряд победа Шумахера в Больших Призах. До него по пять побед одерживали Брэбем (1960), Кларк (1965) и Мэнселл (1992). Впереди с девятью победами оставался только Альберто Аскари (1952/53).

Догнать итальянца ему не удалось — помешал Култард, победивший в Бразилии. Звездой той гонки стал новобранец Williams Хуан-Пабло Монтойя, запомнившийся дерзкой и результативной атакой на Шумахера в первом повороте. А в Имоле, где Ральф принес первую победу вернувшемуся в чемпионат Michelin, Михаэль сошел из-за отказа техники. Он был расстроен, но не забыл поздравить брата с победой: «В истории Формулы 1 такое случается впервые, когда победителями Гран-при становятся братья».

Шумахер победил в Испании, где ему, правда, беспрецедентно повезло (за полкруга до финиша на McLaren лидировавшего с большим отрывом Хаккинена развалилось сцепление), а в Австрии закончил гонку вторым вслед за Култардом, несмотря на стычку с Монтойей. «До момента столкновения поединок проходил честно, — заявил Михаэль, — Затем он попытался вынести меня с трассы, и мне пришлось проскочить по траве, потому что повернуть не удалось. Он следил не за тем, куда едет сам, а куда еду я». Это был еще один эпизод борьбы двух ярких талантов. Атака Монтойи действительно была не столь оптимистичной, сколь попросту авантюрной — колумбиец очевидно промахнулся на торможении перед второй шпилькой.

22 мая Ferrari сообщила о том, что Шумахер и Баррикелло продлили свои контракты: Михаэль до конца 2004 года, Рубенс — до конца 2002-го.

Гонку в Монако Михаэль описал как «легкую и в известном смысле простую, потому что я лидировал, не испытывая соперничества, но в то же время, она была трудна, потому что ехать все равно нужно было быстро. Система тракшн-контроля увеличивает физическую нагрузку по мере того, как ты идешь быстрее и быстрее. Сегодня нужно было позаботиться о надежности и не допустить ошибок. Я спросил у Росса Брауна, чем заняты другие гонщики, он посоветовал мне не отвлекаться».

Это был уже седьмой этап чемпионата мира, после которого на счету у Шумахера стало 52 очка, у Култарда 40. Михаэль мощно проводил эту часть сезона, приближаясь к очередному титулу: второй в Канаде вслед за братом (который одолел его в открытой схватке), первый на Гран-при Европы на Нюрбургринге после жесткой схватки с Ральфом на старте — он едва не размазал его по стенке, отделяющей трассу от пит-лейна.

 

«Старт определяет ход всей гонки, и я должен был предпринять что-то, чтобы удержать Ральфа позади. Я оставил ему место, но схватка была жесткая, я знаю это, у меня не было иного выхода, потому что я шел с двумя пит-стопами и не знал, какую тактику избрал он».

 

Ральф после гонки был настолько разъярен, что вообще отказался от комментариев.

Шумахер победил во Франции и был вторым в Великобритании (вслед за Хаккиненом), после чего на счету у него стало 84 очка против 47 у Култарда. До титула было рукой подать, но в Хоккенхайме на старте возникли проблемы с включением передач, и в хвост Ferrari под номером 1 врезался на своем Prost Лучано Бурти. После рестарта на запасной машине отказал бензонасос. Правда, Култард тоже не финишировал, так что счет не изменился.

Судьба гонки и титула была решена в течение считанных секунд в августе, и, когда это произошло, Шумахер был краток: «Великолепный уик-энд!»

Это несколько секунд, отделявшие поул-позицию Гран-при Венгрии от входа в первый поворот Хунгароринга. Да, это был более чем просто удачный старт. Это был момент, решивший судьбу чемпионского титула. На протяжении последующих 1 часа 41 минуты Михаэль кружил по трассе в одиночестве, самостоятельно решая, когда и какой задать темп. Перед нами был мастер своего дела, тонкий специалист по управлению гоночным автомобилем, превращению Гран-при в несложную задачку, решение которой (почти) всегда у него в кармане. Гонки с его участием превратились в процессию, проходящую под его полным и непосредственным контролем. На следующий день l'Equipe выразила все этой одной строкой на своей первой странице:

 

«Шуми — единственный в мире».

 

Так оно и было.

Никого невозможно убедить в том, что Гран-при Венгрии был напряженной гонкой — слишком хороши для этого оказались Шумахер и его Ferrari. Михаэль приехал в Будапешт на 13-й из 17 этапов чемпионата, имея на своем счету 84 очка против 47 у Култарда — разница настолько огромная, что борьбу в чемпионате просто невозможно было считать напряженной. Шумахер был готов побеждать где угодно и когда угодно. Венгрия? Браун — самый искушенный знаток людей, машин и моментов — поговорил с Шумахером и определил, что тот находится в «наилучшей форме». Напряжение в чемпионате, по словам Брауна, теперь испытывали другие, те, кому надо было догонять.

Шумахер подтвердил, что чувствует себя очень легко, уточнив, что «это не имеет ничего общего с попыткой избежать чрезмерного прессинга. Так сложились обстоятельства, никто этого специально не планировал». Он даже сказал Тодту: «Знаете, у меня не очень хорошее предчувствие. Я не уверен, что в этот уик-энд мы добьемся своего».

Накануне гонки он виделся с Простом, ныне управляющим своей командой, и Ален пожелал ему победы. Рекорд по их количеству (51) по-прежнему принадлежал Просту, и ему надоело бесконечно отвечать на вопросы о том, когда он будет побит. Шумахер, которого, в свою очередь, донимали вопросами о том, когда он побьет рекорд Проста, пообещал выиграть. На счету у него к тому времени было 50 побед. Вот что было главным вопросом на Хунгэроринге: не победа в чемпионате, а новое место Шумахера в истории автоспорта.

Джо Рамирес, координатор и преданный друг McLaren, заметил, что «Ален, помнится, одержал в составе нашей команды тридцать побед». Оставаясь верным McLaren, Рамирес сказал Просту: «Михаэль очень близок к повторению твоего рекорда, и мы постараемся сделать все от нас зависящее, чтобы не позволить ему добиться этого в нынешнем сезоне…»

Шумахер задал тон уик-энду, показав лучшее время в пятницу. Култард был десятым: «Я неудачно налетел на поребрик и разбил шасси». Это произошло в первой сессии, и он не смог принять участия во второй.

В субботу Шумахеру потребовались всего две попытки. На исходе первых 30 минут Хаккинен захватил предварительный поул с результатом 1:15.41. Шумахер улучшил этот результат до 1:14.41 и удерживал его, пока за 20 минут до окончания квалификации не прошел круг за 1:14.05. В этом круге настолько спрессовалось все — безупречный баланс, отличная скорость, что, как заметил кто-то из наблюдавших, Шумахер попрал все законы физики. Култарду удалось добыть место рядом с Михаэлем в первом ряду, но отставание составило 0.801 секунды. Интересно сравнить этот результат с тем, что было здесь в прежние годы:

 

1996 Шумахер/Хилл           0,05

1997 Шумахер/Вильнев      0,1

1998 Хаккинен/Култард     0,1

1999 Хаккинен/Култард     0,1

2000 Шумахер/Култард     0,3

2001 Шумахер/Култард     0,8

 

«Это следствие великолепно пройденного круга, — сказал Шумахер, — А машина вела себя безупречно уже утром. Я проехал всего шесть кругов (разминка — быстрый круг — возвращение и так два раза), но не для того, чтобы поберечь шины. Просто я чувствовал, что смогу показать максимум того, на что способны я и машина, так что лучше было посидеть в боксах, чем попусту растрачивать энергию».

Браун посчитал все это «исключительным результатом в исполнении Михаэля. Тот факт, что в прошлом году он выиграл чемпионат, заметно ослабил напряжение в этом. Я вообще не ощущал никакого напряжения».

Выезжая на стартовое поле, Михаэль срезал по гравию 12-й поворот — правый, подводящий к левой петле, за которой начинается въезд в боксы. Механики засуетились, когда он привел машину на свою позицию.

Выезжая на формирующий круг, он помнил, что в Венгрии диктовать условия в гонке по традиции будет тот, кто первым войдет в послестартовый поворот. Четко отреагировав на сигнал светофора, Шумахер сорвался со своего места, а Баррикелло прикрыл его сзади от атаки Култарда на входе в первый поворот. Игра была практически сделана!

Рубенс продолжил свою работу, блокируя Култарда на протяжении всего техничного венгерского кольца. После первого круга Шумахер лидировал с отрывом в 1.3 секунды и явно никуда не спешил, поскольку на первых кругах такое положение практически не менялось. Култард искал возможности выйти вперед, на седьмом круге показал лучшее время, но перед ним по-прежнему маячил Баррикелло, не оставляя шотландцу никаких надежд. Однако к девятому кругу отрыв сократился до 0.9 секунды.

Занятно! До сих пор, стоило Михаэлю выйти вперед, и он быстро растворялся вдалеке. Так было на протяжении целого десятилетия. Но тут, на Хунгароринге, его вполне устраивало положение, когда он неспешно нарезал круги, заботясь лишь о состоянии шин и откладывая свой отрыв на потом.

Это «потом» наступило после 10 кругов. На 11-м Михаэль улучшил время круга и увеличил отрыв до 2.7 секунды (Култард уступал ему уже 3.4 секунды), на 12-м — до 3.4 секунды (еще один быстрый круг), далее 4.1, 4.4, 5.3. На 16-м круге Михаэль побил рекорд круга, принадлежавший Найджелу Мэнселлу. При этом, глядя на Шумахера, никак нельзя было сказать, что он выкладывается изо всех сил. Он просто делал свою обычную работу, прибавляя темп, когда это было необходимо, или снижая его, когда представлялась такая возможность.

Гонка проходила в точном соответствии с его планом. Поменяв резину на пит-стопе, Михаэль остался лидером. Второй пит-стоп — и вновь никто не смог бросить ему вызов. По его словам, «позднее в гонке Рубенс Баррикелло плотно на меня насел». Под занавес он «испытал чувство тревоги, потому что кто-то из соперников оставил на асфальте масло, и я опасался допустить ошибку». Можно было не беспокоиться. Он не позволял себе думать о том, что титул уже практически у него в руках, пока до финиша не осталось круга три. И только тогда «возникло ощущение, что мы у цели». Он пересек линию финиша на 4 секунды раньше Баррикелло и, возвращаясь в боксы, сообщил команде по радио, что она «бесподобна. Так приятно работать с вами, ребята!»

Култард финишировал третьим.

«Возможно, я неплохой гонщик, но мне непросто найти подходящие слова, чтобы описать свои чувства», — заявил Шумахер. Он не забыл отдать должное команде: «Парни просто великолепны, мы вместе прошли и плохие, и хорошие времена, и я по-настоящему всех их люблю!»

По числу титулов он сравнялся с Простом, заодно повторив и достижение Аскари, которому — единственному до сих пор — удалось дважды подряд завоевать чемпионский титул за рулем Ferrari. Правда, в пользу Альберто в 1952–1953 годах сыграли несколько факторов (не читая того, что он был блестящим гонщиком). В тот период равных Ferrari не нашлось, а Фанхио не выступал в чемпионате мира в 1952 году из-за травм. Кроме того, соперников у Альберто было поменьше, и многие из них не отличались бойцовскими качествами. В общем, Михаэлю пришлось труднее. Ему противостояли и Хаккинен, и Култард, и Монтойя, и собственный брат.

Хунгароринг представлял собой квинтэссенцию сезона. В 2001-м почти все гонки за небольшим исключением проходили в похожем ключе. До окончания чемпионата оставалось провести еще четыре этапа — в Бельгии, Италии, США и Японии.

Гонку в Спа, украшенную различными приключениями, вызвавшими в том числе повторный старт, Михаэль выиграл, а вот два следующих этапа лично для него сложились непросто. 11 сентября мир пережил террористическую атаку на небоскребы Мирового торгового центра в Нью-Йорке. Приехав в Монцу, где 16 сентября должен был состояться Гран-при Италии, Михаэль не чувствовал в себе ни сил, ни желания праздновать победу в чемпионате. Он задавался вопросом, стоит ли ехать в США, где 30 сентября предстояло провести американский этап, и скорее из-за собственного настроя, чем по объективным причинам, уговаривал коллег в целях безопасности проследовать первые две шиканы в Монце без обгонов. Говорили даже, что он был на грани решения о прекращении своей карьеры.

Все приехали в Индианаполис, где Михаэль финишировал вторым, хотя казался отрешенным и думал о чем-то своем. Но в Сузуке в середине октября он обрел прежнюю силу, выступая в квалификации. Михаэль выполнил три попытки, каждая из которых выводила его на поул. Третья, в которой уже не было никакой необходимости и которая нужна была лично ему. Михаэль был неподражаем. Он протанцевал через все 18 поворотов и шикан трассы. Это был не рок-н-ролл, не диско — это был квикстеп, элегантный танец, каждое движение которого плавно подводило к следующему па. На этот круг Михаэль затратил 1:32.48. Следующим был Моитойя: 1:33.18.

Переведя дух, команда сообщила: «Одиннадцатый поул Михаэля Шумахера и Ferrari в нынешнем сезоне — это рекорд и для гонщика, и для команды. Для Михаэля это уже сорок третий поул, шестой на Сузуке. Для команды — сто сорок восьмой, пятый на этой трассе».

Если говорить только о Ferrari, Шумахер побил свой же рекорд 2000 года (9 поулов), который он делил с Лаудой (1974 и 1975 годы). Но абсолютный рекорд остался за Мэнселлом (14 поулов в 1992 году). Кроме того, по 13 поулов ни счету у Проста (1991) и Сенны (1988–1989), а 11 в 1999-м завоевал Мика Хаккинен.

На старте гонки Михаэль и очередной раз по диагонали сместился вправо, перекрывая прорыв Монтойи, удержал его позади на входе в первый поворот и… Об остальном нетрудно догадаться.

Теперь на счету у Шумахера было 801 очко (у Проста, напомним, 798.5). За сезон он заработал 123 очка — это намного больше прежнего рекорда, установленного Мэнселлом (108). В общем, «конец сезона удался!».

По своему характеру Рори Берн не любит ездить на гонки. Как и многие другие творческие люди (а конструкторы Формулы 1 безусловно принадлежат к числу настоящих художников), он предпочитает, чтобы его творения говорили сами за себя. Вот как Берн описал итоги сезона-2001.

 

«Михаэль испытал невероятный прессинг, когда финишировал вторым в девяносто седьмом году, вторым в девяносто восьмом и попал в аварию в Сильверстоуне в девяносто девятом. В условиях этого прессинга он проводил сезон двухтысячного года. Но как только все это осталось позади, он поехал значительно лучше. Чемпионат две тысячи первого года был не таким легким, как может показаться. Нам здорово сыграла на руку надежность, которой так не хватало машинам соперников. Возможно, они были с нами на равных в скорости, но никак не в надёжности. На мой взгляд, то, что произошло в Ferrari, на пользу всей Формуле 1. Я тут был в Южной Африке (по окончании сезона 2001 года): интерес и энтузиазм бьют через край. Вот когда понимаешь, чего достиг!»

 

Ferrari не стала мировой величиной — она и так ею была. Но теперь она обрела в мире вес, какого у нее раньше никогда не было.

Категория: Кристофер Хилтон. "Михаэль Шумахер. Его история" | Добавил: LiRiK3t (27.06.2012)
Просмотров: 584 | Теги: Михаэль Шумахер. Его история
вход выход Created by SeldonSF