Гран При Малайзии

← к содержанию № 34 (05.2001)

Гран При Малайзии

 

Дым над водой

Люди ничему не верят так твердо, как тому, о чем они меньше всего знают.

М. Монтень

Узок круг пилотов Формулы-1. И страшно далеки они от малайзийского на­рода. Как и вся Формула в целом и все ее коллизии. Так что в то время как Европа после Гран При Австралии гудела словно встревоженный улей, обсуждая сенсаци­онное заявление Френтцена, который фактически обвинил Ferrari в использова­нии запрещенной антипробуксовочной си­стемы, малайцы как ни в чем не бывало продолжали запускать своих воздушных змеев над просторами рисовых плантаций и ананасовых полей. Чей змей взлетит вы­ше и продержится дольше - эти традици­онные соревнования для них куда инте­ресней и важней. А в отношении автогонок на самом современном на сегодняшний день автодроме Сепанг они чаще всего вежливо отвечают: «Terima kasih, tidak» - «Нет, спасибо».

Да и что еще скажешь, если трехднев­ные абонементы на трибуны с красноречи­выми названиями «Топаз», «Рубин», «Изум­руд», «Сапфир» и «Бриллиант» стоили от 267 до 427 долларов. Что европейскому ту­ристу - забава, то малайзийскому работя­ге - финансовая смерть. С другой стороны, владельцы отелей настолько взвинтили цены на проживание в период Гран При, что это отбило желание посетить его и у многих туристов. Тем более что предыду­щая гонка Формулы-1 прошла здесь всего пять месяцев назад. Так что перед началом пятничных тренировок организаторам впору было петь проникновенным голосом Лещенко: «На трибунах становится тише...»

Собственно, тень нелегальной антипро­буксовочной системы витает над Формулой-1 уже довольно давно. Просто Френтцен нака­нуне Гран При Малайзии публично сказал о том, о чем многие пилоты в последнее время постоянно задумывались и обсуждали между собой и со своими механиками и конструкто­рами: почему при выходе и разгоне с медлен­ных поворотов в работе моторов Ferrari явно слышны характерные сбои? Эти звуки - пер­вое свидетельство работы системы ограниче­ния оборотов двигателя - что для соблюдения скорости на пит-лейн, что для предотвраще­ния пробуксовки колес при разгоне на выходе из поворотов.

Впрочем. Френтцен имел в виду не сами машины итальянской «конюшни», а лишь двигатели Ferrari (прошлогодней версии), ус­тановленные, как известно, также на Sauber и Prost. Дословно немецкий пилот Jordan ска­зал следующее: «В Австралии Хайдфельд ехал непосредст венно впереди меня, и хотя я смог быстро догнать его, этого было недостаточно для обгона. Уж не знаю, является ли система антнпробуксовочного контроля заводской опцией для всех двигателей Ferrari, но всякий раз, когда я приближался к Sauber Хайдфельда в медленном повороте, он легко отрывал­ся от меня, уверенно газуя на выходе, хотя я отчетливо слышал характерные сбои в рабо­те его мотора».

Антипробуксовочная система в том виде, в котором она, собственно, и была в свое время запрещена в конце 1993 года (вплоть до пред­стоящего Гран При Испании), работает благо­даря датчикам, установленным на колесах: как только они фиксируют пробуксовку, соответ­ствующий сигнал, переданный в электронные «мозги» двигателя, ограничивает его обороты до числа, обеспечивающего надежное сцепле­ние колес с трассой.

Однако можно составить такую электрон­ную карту мотора, чтобы при нажатии педали акселератора «в пол» на выходе из поворота «оптимизировать» подачу топлива и заведомо предотвратить пробуксовку колес, одновре­менно изменив крутящий момент. Формально запрет не нарушен, фактически же - просто хитроумно обойден. Именно в этом, по мне­нию многих, может заключаться причина по­следних головокружительных успехов Ferrari. И легкость, с которой на Гран При Малайзии в сложнейших условиях и обстоятельствах пи­лоты Scuderia обгоняли всех подряд и в итоге принесли команде очередной победный дубль, стала еще одним аргументом в пользу этой версии, особенно после вышеупомянуто­го заявления Френтцена.

Стоит еще заметить, что подозрения уси­лились после совместного выступления имен­но всех трех «конюшен», вооруженных мото­рами Ferrari, против инициированной руко­водством McLaren легализации антипробуксовочной системы с самого начала текущего се­зона. По требованию Ferrari, Sauber и Prost она отложена до Гран При Испании, что, как ут­верждают злые языки, должно обеспечить Ferrari победу в чемпионате и в этом году. Руко­водство Ferrari, разумеется, тут же отвергло все эти обвинения как «грязные инсинуации», но...

Но масло в огонь было уже подлито. Прав­да, наличие самого «огня» так и осталось пред­положением, но дыма без него, как известно, не бывает, а дымок над мокрой трассой авто­дрома Сепанг витал вполне явный.

Пар ломит кости чемпионам

Пятница. Тренировка

В целом первый заезд проходил весьма ор­динарно, разве что оба Arrows из-за неисправ­ности коробки передач практически одновре­менно отправились пахать траву, a Jaguar Ир­вайна остановился прямо на трассе из-за про­блем с трансмиссией. Лучшее время установил Баррикелло, превысив на 0,8 секунды лучший прошлогодний результат, установленный его партнером по команде. Однако во втором за­езде Трулли сбросил с этого времени еще столько же, вновь оставив действующему чем­пиону мира лишь второе место.

Шумахер, то ли объясняя причину своего отставания, то ли просто жалуясь, посетовал, что после первого заезда слишком запарился из-за жуткой влажной жары. И это несмотря на то, что перед Гран При Малайзии трехкрат­ный чемпион специально провел адаптацион­ные тренировки на одном из тропических ос­тровов. «Пожалуй, я вытащу кондиционер из офиса и засуну его в свою Ferrari, - кисло шу­тил немец, - потому что, хоть в машине и про­хладней, чем снаружи, все равно потею, что для меня очень необычно».

Пилоты McLaren боролись с жарой (все той же печально известной малайзийской жарой, которая в позапрошлом сезоне так доконала Хаккинена, что тот после гонки еле держался на ногах) сверхоригинальным образом, облачившись в обновку - специ­альные комбинезоны, пронизанные трубоч­ками, по которым циркулирует холодная во­да. Однако это не помогло им ехать быстрее потеющего Шумахера. Хаккинен испытывал серьезные проблемы с недостаточным сцеп­лением передних колес с полотном трассы, из-за чего машиной было очень трудно уп­равлять. Култхард же, комментируя свой все­го лишь четвертый результат (и, надо пола­гать, также и шестое время Хаккинена), на самом деле как бы дал оценку не внушающе­му оптимизма состоянию дел в McLaren от­носительно начала сезона в целом: «Я недо­волен. Хоть мы и потратили чертову уйму времени на то, чтобы добиться надлежащего баланса, он оказался из рук вон плох. И не просто в каком-то одном секторе, а на про­тяжении всей трассы. Не думаю, что нам удастся заставить машину ехать быстрее в течение этого уик-энда, но мы постараемся сделать максимум, чтобы заработать хоть ка­кие-то очки». Как в воду глядел.

Зато Трулли, сияя словно начищенный са­мовар, довольно констатировал: «Хороший выдался денек! Впервые за долгое время у ме­ня не было проблем. Теперь, садясь в машину, я уверен, что могу жать на все сто, не особо от­ставая при этом от Ferrari и McLaren».

Затишье перед бурей скоростей

Суббота. Тренировка

Сначала могло показаться, что злой рок висит над двигателями Prost независимо от их марки: едва выехав на первый круг, оба фран­цузских болида вернулись в боксы, окутанные клубами дыма. Однако на сей раз тревога ока­залась ложной: выгорало масло, которым бы­ли покрыты новые части мотора.

На 22-й минуте уже на втором быстром круге Михаэль Шумахер побил время своего же прошлогоднего «поула», превысив его, правда, всего на 0,08 секунд.

Дальше все проходило примерно так же, как накануне, пока в спор лидеров не вмешал­ся накачавший моторные мышцы и обутый в резину Michelin Williams в лице Шумахера-младшего. Он занял вторую позицию, а пер­вым вновь оказался Баррикелло. Показать тре­тье время Хаккинену помогли, возможно, «вы­росшие» в носовой части необычные «плавни­ки», увеличивающие прижимную силу в этой зоне и делающие McLaren MP4-16 похожим на серебристую ящерицу.

Брат на брата

Суббота. Квалификация

Наконец действующий чемпион мира вновь сказал свое веское слово. Дав потешиться промежуточным «поулом» доброму десятку пилотов, начиная с Тарсо Маркеша и Йоса Ферстаппена и заканчивая Култхардом и Баррикелло, Михаэль Шумахер на первом же быстром круге, даже допустив небольшую ошиб­ку в третьем секторе, занял первую строку протокола, разом сбросив секунду с времени прошлогодней поул-позишн. Но уже букваль­но спустя пять минут был низвергнут своим неугомонным младшим братом. И в течение следующей четверти часа борьба велась фак­тически между двумя Williams и двумя Ferrari, а оба пилота McLaren оказались фактически в роли статистов, не поднимаясь выше третьего ряда стартовой решетки.

Лишь под самый конец квалификации Хаккинену удалось подняться на одну позицию выше, зато Култхард оказался отодвинут на явно непрезентабельное для McLaren вось­мое место Вильневом и все тем же вчерашним триумфатором Трулли, втиснувшимся между Хаккиненом и Монтоей. И лишь на последних секундах квалификации Баррикелло отобрал свою «законную» вторую позицию стартовой решетки у Ральфа Шумахера - надо было ви­деть, какую отчаянную досаду выражали в этот момент лицо и жесты первого пилота Williams! Ну а время шестой подряд поул-позишн Михаэля Шумахера более чем на две се­кунды превзошло прошлогоднее.

И хотя увеличение скоростей в Сепанге было не столь разительным, как в Мельбурне, все же президент FIA Макс Мосли заявил, что он «крайне раздражен» тем, что призванные снизить скорость изменения в аэродинамике болидов оказались сведены на нет «шинной войной». Возражая пилотам, дружно высказав­шимся против дальнейших попыток «притор­мозить» машины Формулы-1, он заметил, что FIA всегда действует в интересах спорта и по­вышения безопасности. Так что не исключено, что по итогам Гран При Бразилии для сниже­ния скорости будут предприняты дополни­тельные меры. Весьма вероятно, что это будет пятая канавка на псевдосликах - мера, против которой активно выступают не только гонщи­ки, но и шинники.

Причем, когда в этом сезоне говорят о рез­ко возросших скоростях, это касается не толь­ко топ-команд - Ferrari, McLaren и «примкнув­ших к ним» Williams и Jordan, но и остальных «конюшен». И все же пилотам Benetton и Jaguar вновь не удалось блеснуть обещанными успе­хами, и они дружно жаловались на медлитель­ность своих машин. «Пока другие команды продвигаются вперед, мы все топчемся на мес­те и не достигли почти никакого прогресса. Снова происходит то же, что и в Мельбурне, и нам необходимо понять, почему», - сетовал по­бедитель первого Гран При Малайзии Ирвайн.

Зато наконец-то «большой маленькой по­бедой» увенчалась борьба Тарсо Маркеша за внутрикомандный «поул» - правда, не столько с маломощным мотором, являющимся ахил­лесовой пятой Minardi, и партнером Фернан­до Алонсо, сколько с самим собой. А после то­го как 19-е время Энрике Бернольди аннули­ровали из-за несоответствия установки перед­него антикрыла требованиям технического регламента (на что контролеры FIA потрати­ли аж 31 минуту из часа квалификационной сессии!), оба Minardi переместились еще на одну позицию вперед. Как говорится, пустя­чок, а приятно.

В Сепанге все спокойно?

Воскресенье. Разминка

Утренняя разминка, как и подобает раз­минке, прошла, можно сказать, весело и с задором. Ирвайн на запасной машине, словно подтверждая, что он по-прежнему не ждет от «дикой кошки» ничего хорошего, из-за внезап­ного отказа электрики совершил экскурсию на траву уже на установочном круге, затем пе­ресел на свой основной Jaguar, но и тот никак не хотел «рвать когти». Физикелла, разогнав­шись на слегка сырой после прошедшего дож­дя трассе, тоже не удержал свой многостра­дальный Benetton в медленном втором пово­роте и совершил два эффектных пируэта, по­казав в итоге лишь 17-е место. Его партнеру по команде Баттону также удалось проехать лишь четыре круга в самом начале разминки, из-за чего он и остался последним. Оба Шумахера явно отдыхали, откатившись один на седьмое, друтой на 11-е место, Хаккинен удовольствовался 13-м результатом, предоставив «вторым номерам» - Баррикелло, Култхарду и Трулли по-прежнему «играть в догонялки».

Ничто не предвещало на редкость богатой коллизиями гонки.

Восточные хитрости

Воскресенье. Гонка

Шумахер, конечно, великий пилот, но пять секунд преимущества на круге над ближай­шим преследователем - это уж слишком. Что-то здесь не так. Именно такие мысли бродили в головах многих, кто наблюдал, как две Ferrari обходили самых грозных своих соперников, словно кегли на учебной площадке: Физикелла, Трулли, Френтцен, Ральф Шумахер, Хакки­нен, Ферстаппен, Култхард. И далее - в отрыв, который уже через десяток кругов составил 40 секунд! Мгновенно вспомнились скандальные заявления Френтцена и весь шлейф подозре­ний, который тянулся за Михаэлем чуть ли не со времен Benetton. Но истина, вполне воз­можно, гораздо проще. Если соперники «шле­пали» по малайзийским лужам в «сапогах», то немец не побоялся надеть «калоши».

«Жарища просто ужасная, и она сыграет существенную роль в гонке», - занимался на­кануне предсказательством Френтцен. За пять минут до старта шеф McLaren Рон Деннис то­же попытал силы в прогнозе погоды, заявив, что метеоприборы команды показывают крайне маленькую вероятность дождя. Они оба ошиблись. Или схитрили? Главным факто­ром гонки стал неожиданно разразившийся ливень, добавивший пресловутого дыма в раз­горевшийся перед Гран При огонь «антипробуксовочного скандала».

Правда, уже на прогревочном круге не обошлось без изрядной неразберихи. Телеметрия показала наличие проблем с Jordan Френтцена, и ему спешно стали готовить запасую машину. Тем временем Физикелла, не иначе как подсознательно стремясь хоть как-то помочь своему злополучному Benetton, вместо положенной ему 16-й позиции на стартовой решетке занял 15-ю, честно завое­ванную Лучано Бурти. Попытка «припарковаться» на свое место не удалась, и Benetton за­мер поперек стартового поля. Пришлось да­вать рестарт, а Джанкарло - стартовать с по­следней позиции. Тем временем отказался ехать Williams Монтои, и ему тоже пришлось пересаживаться в запасную машину, причем настроенную под Ральфа Шумахера. Наконец, когда стартовая решетка опустела, на ней ос­тался совершенно безжизненный Sauber Кими Райкконена. А уже на первом круге гонки ос­новную машину Ральфа легким ударом в зад­нее колесо развернул поперек пропустивший его перед этим вперед Баррикелло.

И стоило закончиться всей этой стартовой чехарде, как уже на третьем круге началась че­харда из-за хлынувшего на автодром сильного дождя. Обе Ferrari вылетели через гравийную полосу в траву. «Когда я вылетел и увидел барь­ер безопасности прямо перед собой, то поду­мал, что гонка дня меня закончилась, но, к сча­стью, обе наши машины остались целы», - при­знался позже немец. Когда же после появления на трассе машины безопасности всс дружно отправились менять «сухие» шины на дожде­вые, пит-стоп для обеих Ferrari длился почти по две минуты. Причем механики Баррикелло «потеряли» и долго не могли найти четвертое колесо - все было практически так же, как в по­запрошлом сезоне с Ирвайном на Гран При Ев­ропы в одной из решающих для него, как для потенциального чемпиона, гонок. В результате пилоты Скудерии оказались соответственно лишь на 10-м и 11-м месте! Но лишь пока с трассы не ушла машина безопасности...

А вот тут-то и началось самое интересное и невероятное. Пилоты Ferrari стали неудер­жимо прорываться вперед, причем особенно усердствовал Шумахер, проходя круг на 4-5 секунд (!) быстрее всех, в том числе и лидиру­ющего Култхарда, пока оба в легкую не верну­ли себе утраченное лидерство, и это на мок­рой, а потом и на уже подсохшей трассе на промежуточной дождевой резине, да еще с полными баками! По паддоку пошли пересу­ды: или Шумахер даже более великий гонщик, чем считался до сих пор, или налицо самое ве­ликое в Формуле-1 мошенничество.

Между тем обе Ferrari рассекали бурные потоки малайзийского муссона промежуточными шинами, в то время как их соперники из McLaren и многие другие гонщики «с перепу­гу» выехали после пит-стопов на дождевых. А первые, несомненно, обеспечивают ощутимое преимущество в скорости перед вторыми на умеренно мокром и подсыхающем полотне трассы. Так что, возможно, именно верный вы­бор резины и предопределил столь подавляю­щее преимущество Ferrari.

Одним словом, был ли антипробуксовочный «мальчик», не был ли, но так или иначе к 30-му кругу чемпион мира настолько далеко оторвался от соперников, что, заехав на пит-стоп переобуться в псевдослики, вернулся на трассу по-прежнему лидером и по-прежнему со значительным, почти полуминутным отры­вом от ближайшего McLaren Култхарда.

При этом немец не отказал себе в удоволь­ствии продемонстрировать свойственный ему жесткий стиль езды, не пожалев на сей раз да­же своего партнера. «Я был совсем близко от идущего впереди Jordan Трулли, но из-за того, что трасса в этом месте была все еще мокрой, момент для обгона был неподходящим, а Ми­хаэль этим воспользовался, хотя ему, как парт­неру по команде, следовало бы набраться тер­пения и подождать более подходящего случая впереди. Честно говоря, мне это кажется до­вольно грустным», - прокомментировал этот инцидент Баррикелло. На что Шумахер, кото­рому не впервой выслушивать критику на по­добное поведение на трассе от партнеров, не­возмутимо возразил: «Да, конечно, мы партне­ры, мы уважаем друг друга и стараемся не при­чинить друг другу вреда, но я просто был быс­трее и в более выгодной позиции».

Куда жестче и язвительнее отреагировал, как всегда, Ирвайн на то, что еще на первом же круге его вынес с трассы Йос Ферстаппен: «Даже не представляю, что должно произойти в его голове, чтобы этот парень оставил до­статочно пространства в первом повороте, - задыхался от возмущения ирландец и доба­вил, видимо вспомнив, как во время Гран При Австралии его почти так же «убрал» Монтоя: - Еще один гонщик, который не пользуется своими мозгами».

Ближе к завершению гонки Хаккинен, словно проснувшись и разозлившись, что его один за другим обогнали и Шумахер-младший (по этому поводу тот радовался: «Это было очень приятно - чувствовать себя в силах сдерживать сзади Хаккинена»), и Френтцен, стал, как это уже часто случалось в конце прошлого сезона, штамповать один быстрей­ший круг за другим. Однако было поздно - Ferrari так и остались до самого финиша не­достижимы ни для него, ни для преследовав­шего их Култхарда.

«Когда разница во времени прохождения круга составляет пять секунд, нет смысла за­ниматься какими-либо сравнениями. Оста­вим это до возвращения в Европу - там мы ответим должным образом. Я не думаю, что наши машины продемонстрировали весь свой потенциал. Просто очень хорошие Ferrari были выставлены против не вполне доведенных до ума McLaren».

Михаэль Шумахер стал, таким образом, первым пилотом за последние 48 лет, который выиграл подряд шесть Гран При. Однако сам он высказался по этому поводу более чем сдер­жанно: «Рекорды для меня ничего не значат. Конечно, приятно, что люди об этом говорят, но на самом деле ведь не важно, сколько гонок и чемпионатов ты выиграл. Важно, КАК ты их выиграл и какие усилия для этого приложил».

Если вспомнить все подозрения в исполь­зовании антипробуксовочной системы, то по­лучается, что вольно или невольно, но победи­тель задал тот самый вопрос, которым задают­ся многие...

Борис Мурадов

Продолжение здесь...

← к содержанию № 34 (05.2001)

Просмотров: 113