Гран При Сан-Марино

← к содержанию № 35 (06.2001)

Гран При Сан-Марино

 

Обыкновенное чудо

«Ни одно чудо не может продолжаться больше трех дней…»

Итальянская пословица

После полутора месяцев заморских гастролей Европа устроила чемпионату довольно холодный прием. По утрам столбик термометра опускался чуть ли не до нуля, а с небес лились потоки ледя­ного дождя. И это в Италии, где и зимой-то такие «холода» - редкость. Чудеса, да и только! Однако погодные катаклизмы стали только прелюдией к настоящим сюрпризам этого уик-энда.

Свершилось! Продолжавшемуся три года безоговорочному доминированию в Формуле-1 McLaren и Ferrari пришел ко­нец. То, что не удалось в Бразилии Монтое, в Имоле осуществил Ральф Шумахер, принесший команде Фрэнка Уильямса 104-ю в ее истории и первую за три по­следних сезона победу в Формуле-1. Пре­дыдущий 103-й Гран При для Williams вы­играл еще Жак Вильнев на Нюрбургринге в 1997 году. Еще дольше ждали этого три­умфа два других его соавтора: BMW не вы­игрывал гонок аж с октября 1986 года, Michelin - с октября 1984-го.

Трудно сказать, кто сделал больше для этой долгожданной для всех победы. Ральф ли Шумахер, в третий раз в карьере опере­дивший в квалификации своего «большого брата», а потом со старта умчавшийся в от­рыв и не уступивший лидерства до самого финиша? Williams, чье шасси, может быть, пока и уступает McLaren и Ferrari, но уже лишь самую малость? BMW, всего за два го­да сумевший построить, судя по всему, аб­солютно лучший мотор современной Фор­мулы-1, который позволяет Williams даже с вывернутыми куда больше, чем у соперни­ков, антикрыльями, компенсирующими недостатки шасси в поворотах, выигрывать у Ferrari и McLaren на прямых? Или прогрессирующий от гонки к гонке Michelin? Все они, конечно, внесли свой вклад... но толь­ко не в эту, а в будущие победы команды, в которых сегодня уже мало кто сомневается.

Триумф же Williams в Имоле, при всей своей видимой уверенности, был во многом случайным. В самом деле! Это было настоящее чудо, но выглядело оно столь обыкновенно, что большинство его даже и не заметило.

Трудная работа

Пятница. Тренировка

Пятница в Имоле началась с дождя. К девяти утра противный мелкий дождик, моросивший над трассой с рассвета, вдруг превратился в ле­дяной ливень и с полчаса изрядно полоскал ав­тодром, после чего так же резко прекратился, и через час над трассой уже сияло солнце. Под его теплыми лучами и под колесами участни­ков «Суперкубка Porsche», чья тренировка предваряла заезды Формулы-1, асфальт начал быстро сохнуть, но к началу первой трениров­ки еще оставался немного сырым, так что ко­манды получили возможность обкатать не только сухие шины, но и промежуточную и да­же дождевую резину. Как результат, времена первой тренировки оказались далеки от ре­кордных. Один лишь Баррикелло сумел вы­ехать из 1’32, остальные особо и не усердство­вали. Лишь после перерыва, когда трасса окон­чательно подсохла, скорости наконец вырос­ли. На радость тифози Шумахер-старший и Баррикелло («Мы с Михаэлем работали по раз­ным программам, поэтому наши результаты тяжело сравнивать», - заметил уступивший партнеру 0,276 с бразилец) легко выиграли тренировку. Лишь Ральф смог удержаться в се­кунде от Ferrari, которые после фиаско в Бра­зилии приехали в Имолу с новым форсирован­ным мотором, получившим прибавку пример­но в 30 л/с, новым составом топливной смеси и тормозами. «Мы немного поработали над тормозными шлангами и тормозами в целом», - скромно заметил на пресс-конференции технический директор Scuderia Росс Браун. Но именно на новые тормоза, которые механики Ferrari на протяжении всего уик-энда заботли­во укутывали подальше от посторонних глаз в белые войлочные чехлы, в Маранелло возлага­ли основные надежды. Ведь в Имоле, как ни на какой другой трассе чемпионата, много ин­тенсивных торможений, и эффективность и надежность тормозной системы здесь не менее важны, чем мощность мотора. Помимо Ferrari новые тормоза разработала для Гран При Сан-Марино и Prost, a Jaguar получил от Cosworth очередную, более мощную эво­люцию мотора CR3. Кроме того, все без исключения «конюшни» се­рьезно поработали и над аэродинамикой. Од­нако тесты боль­шинства анг­лийских команд оказались сорваны отврати­тельной погодой в Сильверстоуне, что и сказа­лось в пятницу.

Уже на первом установочном круге «зачи­хал» мотор на Arrows Ферстаппена: из-за про­блем с топливной системой Йос смог проехать в этот день всего семь кругов. Неважно начал­ся уик-энд и для McLaren: автомобиль Култхарда дважды вылетал с трассы и застревал в гра­вии, повредив при этом о бордюрный камень свой монокок, а Хаккинен весь день мучился с настройками, но так и не смог избавиться от недостаточной поворачиваемости. В очеред­ной раз не повезло Монтое. Несчастный колумбиец, все утро радовавшийся, что ему наконец-то придется выступать на уже знакомой по Ф-3000 трассе, не смог проехать и двадцати кругов. «Во время первой сессии у нас возник­ли проблемы с мотором, пришлось заменить его, из-за чего Хуан-Пабло пропустил почти всю тренировку», - объяснял Герхард Бергер. «Условия на трассе постоянно менялись, так что сегодня нам было очень трудно работать над настройками», - жаловался технический директор Jordan Тим Холлоуэй. Словом, про­блем хватало у всех. За исключением Ferrari. Уик-энд начался с такого безоговорочного превосходства Scuderia, что о грядущей победе Williams никто даже и не помышлял.

Водные процедуры: часть вторая

Суббота. Тренировка

В субботу к дождю прибавился еще и хо­лод. Ночью в Имоле и окрестностях температура опускалась ниже нуля, и, как говорили в пресс-центре, с утра всего в каких-то полуто­ра десятках километров от трассы на отро­гах Апеннин даже лежал снег. И хотя с рас­светом температура начала понемногу расти, к старту первой тренировки столбик термо­метра едва дотягивал до отметки в 4 ºС. Более того, итальянские синоптики, предсказывав­шие на воскресенье некоторое улучшение погоды и прекращение утренних дождей, вдруг распространили новый прогноз, со­гласно которому в день гонки погода должна была остаться прежней: холодной и дождли­вой. Это немало порадовало Bridgestone. Де­ло даже не в том, что японские шинники привезли в Имолу два новых типа резины: более мягкие псевдослики и шины для силь­ного дождя. Просто на холодной трассе Bridgestone имели неоспоримое превосходст­во над Michelin. За последний месяц францу­зы сделали огромный качественный скачок, но после тропической жары трех первых го­нок они оказались просто не готовы к столь холодной трассе. «Увы, наши шины абсолют­но беспомощны в таких условиях», - сокру­шенно качал головой спортивный директор Michelin Пьер Дюпаскье, после того как использовавшие его резину команды откровен­но провалились на утренней тренировке.

Лучший пилот «французского легиона» Ральф Шумахер с огромным трудом зацепился за седьмое место, проиграв своему брату, опять, несмотря на разворот в «Ривацце», показавшему лучшее время, более двух секунд. И ему еще повезло! Ральф вообще мог оказаться за пределами первой десятки, если бы Трулли и особенно Хаккинен, уже один раз поскользнувшийся утром на мок­рой трассе, откровенно не берегли бы свои машины, а пилоты BAR чуть удачнее экспе­риментировали с настройками. Но хуже всех этим утром пришлось Jaguar. Бурти уже на десятой минуте утренней сессии, не удержав­шись на мокром асфальте, разбил свою ма­шину об отбойник в «Тозе». И хотя сам не пострадал, тренировки пошли коту под хвост, а механикам пришлось до самой ква­лификации возиться с его машиной.

В отличие от пятницы на этот раз из-за холодной погоды трасса сохла намного дольше. И хотя во второй тренировке боль­шинство наматывало круги уже на псевдосликах, выехать из 1’30 так никому и не удалось. Гонщики нервничали: условия были настолько непривычными, что никто не мог поручиться за то, как поведут себя машины в квалификации. Лишь в Ferrari, второй день подряд громившей своих соперников, казалось, царило спокойствие. «У нас есть одна хорошая идея по поводу резины, - хи­тро улыбался Браун. - Надеюсь, она прине­сет нам успех». Знал бы Росс, как обернется для его команды эта идея!

«Хорошая идея», ко­торая все испортила

Суббота. Квалификация

Как выяснилось после квалификации, «хорошая идея» Ferrari заключалась в выбо­ре жесткой резины. Упрекавшая в Бразилии Bridgestone за то, что те производят слиш­ком жесткие «мягкие шины», на этот раз Scuderia умышленно отказалась от новой более мягкой смеси. Шины Michelin, так по крайней мере казалось после субботней тренировки, в холодную погоду себя пол­ностью дискредитировали, так что Williams можно было уже не опасаться. McLaren же и на самой мягкой смеси смотрелись во время практики весьма посредственно, да к тому же постоянно вылетали с трассы. Так что Ferrari вроде бы ничем и не рисковала, зато могла на более жестких шинах, во-первых, улучшить общий баланс автомоби­лей и избавиться от срывов переднего мос­та, один из которых закончился разворо­том Шумахера на тренировке, а во-вторых, создать запас прочности на гонку. Ведь на жестких торможениях в Имоле резина изнашивается почти столь же интенсивно, как и тормоза. Словом, Ferrari сделала вы­бор, казавшийся в тот момент идеальным. И все испортила!

«Я думаю, большинство людей недооце­нивают важность настроек автомобиля. Они говорят о шинах, шасси, двигателе, но настройки не менее важны. Помните, как в прошлом году в Венгрии Мика мучился во время тренировок, а потом вдруг выстре­лил в гонке. Те же шины, то же шасси, тот же двигатель. Это значит, что команда про­сто разобралась в настройках» - теорети­зировал Росс в пятницу, еще и не подозре­вая, что уже на следующий день сам он столкнется с этой проблемой на практике.

Несмотря на относительно безоблач­ное небо, небольшая вероятность дождя в начале квалификации все-таки сохраня­лась, и едва в конце пит-лейн зажегся зе­леный светофор, как почти все пилоты устремились на трассу. Большую выдерж­ку проявил Култхард, выехавший на свою первую попытку лишь через восемь ми­нут. Как и в Венгрии, McLaren все же удалось в последний момент найти не­плохие настройки, и Дэвид захватил про­межуточный «поул». Обутые в жесткую резину Ferrari избрали тактику с тремя попытками по два быстрых круга подряд, и во второй серии Шумахер сумел превзойти время шотландца, но трасса про­должала понемногу прогреваться, и все должно было решиться на последних ми­нутах. Так и случилось. Девять пилотов из первой десятки смогли показать свой лучший результат именно под занавес квалификации. Михаэлю же не повезло. На предпоследнем быстром круге он ошибся в «Тамбурелло» и, испортив рез­ким торможением комплект резины, вы­летел с трассы. И хотя на последнем кру­ге он все-таки сумел сбросить со своего предыдущего времени более одной деся­той, этого оказалось недостаточно, чтобы побороться с McLaren, которые впервые с прошлогоднего Гран При Австрии заняли весь первый ряд стартового поля, побив попутно рекорд трассы, установленный Жаком Вильневом еще в 1997 году. Но еще больше шотландца радовался после квалификации Ральф Шумахер. К концу сессии трасса прогрелась-таки до более или менее «привычной» для Michelin температуры в 20 °С. И на последнем быст­ром круге, сбросив со своего предыдуще­го результата почти секунду, Ральф пока­зал третье время, опередив даже своего титулованного брата.

В Ferrari были в шоке. Впервые за уик­энд «жеребцы из Маранелло» проиграли. Причем как! Шумахер - четвертый. Баррикелло, так и не сумевший преодолеть без помех ни одного быстрого круга, - шестой. И это на домашнем автодроме! Правда, еще оставалась надежда реабили­тироваться в гонке. «Учитывая наш выбор резины, второй ряд на старте - не так уж плохо. Еще ничего не потеряно. Убежден, завтра нас ждет интересная борьба. И мно­гое будет зависеть от стратегии», - успока­ивал тифози Михаэль. И, вероятно, сам по привычке верил собственным словам.

Тучи рассеиваются

Воскресенье. Разминка

В Светлое воскресенье, на Пасху, впервые за уик-энд над Имолой с раннего утра свет­ло яркое солнце, уже к началу разминки про­гревшее асфальт до 12 °С. Хорошая погода по­зитивно сказалась не только на скорости ма­шин, но и на посещаемости. Впервые за вы­ходные трибуны если не ломились от зрите­лей, то по крайней мере не зияли проплеши­нами. После прошлогоднего аншлага органи­заторы ожидали за три дня принять в Имоле около 200 тысяч болельщиков. А ушлые италь­янские мошенники даже открыли под Салерно подпольный цех, печатавший фальшивые би­леты, обнаруженный карабинерами лишь неза­долго до гонки.

Даже с полными баками и на уже изрядно потрепанной резине (новые шины берегли для гонки) оба пилота McLaren легко обстави­ли Ferrari. Култхард, который накануне пере­нес небольшую операцию (шотландцу удалили фурункул в ухе), показал лучшее время. Изба­вившийся на теплой трассе от недостаточной поворачиваемости своего Williams Ральф Шу­махер опередил вылетевшего на гравий в Rivazza Хаккинена. А пилоты Scuderia располо­жились лишь на пятом и шестом местах (Бар­рикелло на этот раз был на 0,007 с быстрее Михаэля), пропустив вперед даже Sauber Хайдфельда. Как и в McLaren, в швейцарской ко­манде не спали всю ночь и, похоже, добились неплохих результатов: Ник показал четвертое время, Кими, у которого в Имоле истекал срок действия его временной суперлицензии, восьмое, и это несмотря на отказ электро­ники на основном автомобиле и поломку стартера на запасном. Нелепые неполадки во­обще преследовали молодого финна весь уик­-энд, а совсем уж досадная поломка рулевого колеса лишила его зачетных очков в гонке.

Брат за брата

Воскресенье. Гонка

Надо было видеть, что творилось после финиша в боксах и моторхоуме Williams. Каза­лось, что уставшая от трех лет бесконечных поражений (а в «конюшнях» уровня McLaren, Ferrari и Williams любое место ниже первого воспринимается как поражение) команда вы­плеснула за несколько минут все накопившие­ся за эти годы эмоции. И это в коллективе, ко­торый испокон веков относился к своим побе­дам спокойно, даже с некоторой долей праг­матизма. «Я ждал этого момента пять лет и на­конец дождался», - светился от счастья Ральф Шумахер, отпраздновавший в Имоле свою первую в карьере победу. «Сегодня великий день для всех - для Williams, BMW и, конечно, для Michelin. Вся команда работала очень на­пряженно и вполне заслужила этот успех», - ликовал даже обычно сдержанный Фрэнк Уи­льямс. И только одному человеку в команде было в этот день не слишком весело. Несчаст­ный Хуан-Пабло Монтоя, конечно, радовался вместе со всеми, но, вероятно, думал (не мог не думать) о том, что не Ральф в холодной Имоле, а он две недели назад в жаркой Брази­лии должен был принести Williams эту первую после долгого перерыва победу. Но ни тогда, ни сейчас ему так и не удалось закончить гон­ку. Приехав в Италию, колумбиец посетовал журналистам, что ни в одной гонке он еще не сумел добраться до пит-попа. И хотя в Имоле ему удалось достичь даже второй дозаправки, на ней все для Хуана и закончилось: отказало сцепление. А ведь после всех неприятностей, свалившихся на него в пятницу и субботу, в гонке Монтоя ехал великолепно, может быть, даже не менее ярко, чем Ральф.

В отличие от двух предыдущих этапов на этот раз судьба Гран При решилась, фактичес­ки, на старте. McLaren начали неважно. И Култхард, и Хаккинен немного перекрутили мото­ры и долго (всего несколько мгновений, но как это много в Формуле-1) буксовали на пер­вых метрах. «Я немного дернулся перед стар­том и вынужден был остановить машину», - оправдывался Дэвид, выпустивший в лидеры выстрелившего с третьего места Ральфа. Еще лучше немца ушли в гонку выигравшие по две позиции Трулли и Панис. Ferrari, как и McLaren, старт проспали: Шумахер - одно ме­сто, Баррикелло - два. С этого момента гонка за очки разбилась на две «лиги»: Ральф Шумахер и Култхард стали стремительно (по секунде-полторы на круге) отрываться от сдержива­емой Трулли группы. Причем Ральф, резина которого на теплом асфальте прогревалась го­раздо быстрее, чем даже мягкие Bridgestone Култхарда, уверенно контролировал гонку, ни разу не позволив шотландцу приблизиться на дистанцию для атаки.

Во втором же эшелоне, где позади Ярно застряли Хаккинен и Михаэль Шумахер, самым активным был второй Williams. Монтоя, обогнавший на старте Баррикелло, но пропу­стивший Паниса, уже на первом круге на тор­можении перед «эской» Traguardo чисто обо­шел француза (после блестящего старта на BAR Оливье ни с того ни с сего начала барах­лить коробка передач, на первом пит-стопе ему даже заменили рулевое колесо, по испра­вить положение так и не удалось), а еще че­рез круг прошел и Ferrari Шумахера. При вы­ходе на стартовую прямую у немца на не­сколько секунд возникли проблемы с пере­ключением передач, но этого оказалось до­статочно, чтобы шедшие позади Михаэля Монтоя и Панис проскочили мимо. Кругом позже Шумахер пропустил вперед и Барри­келло («Увидев, что он слишком широко захо­дит в поворот, я лишь воспользовался своим шансом»). И хотя потом все наладилось и, ра­зобравшись с Панисом, чемпион мира уве­ренно держался за Баррикелло и Монтоей, это был явно не его день. На двадцать треть­ем круге Шумахер повредил колесный диск и кругом позже выбыл из гонки.

Но даже если бы Михаэль и остался на трассе, на жесткой резине он вряд ли смог сде­лать для Ferrari больше, чем сделал Баррикелло. Ведь к моменту его схода обе Ferrari проигрывали лидерам более полуминуты. Рубенс сумел-таки подняться на пьедестал. Оттянув пер­вый пит-стоп аж до 32-го из 62 кругов (види­мо, первоначально Ferrari, по крайней мере для Рубенса, планировала на гонку лишь одну дозаправку) и отыграв на более легкой маши­не драгоценные секунды, он выехал с пит-лейн впереди Хаккинена, Монтои и Трулли. Собственно, на этом гонка и закончилась. Ше­стерка лидеров практически не менялась, за исключением схода Монтои, открывшего дорогу к одному зачетному очку Френтцену, до самого финиша.

Ральф Шумахер столь уверенно контроли­ровал гонку (не форсируя событий, он спокойно поддерживал свой отрыв от Култхарда в районе 5-10 секунд), что порой проскальзы­вала мысль, уж не подменили ли братьев. «По­сле старта я создал себе отрыв, но через не­сколько кругов мне показалось, что Дэвид прибавил, и мне тоже пришлось поднажать, хотя нужно было следить за состоянием моих тормозов. С этого момента, должен сказать, гонка казалась мне бесконечно долгой. Она длилась вечность!» - запинаясь от счастья и распиравших его эмоций, рассказывал немец журналистам.

Удивительно, но почти все лидеры, за ис­ключением разве что Монтои, пусть и в мень­шей степени, чем Ральф, но остались довольны этим холодным уик-эндом в Имоле. Пилоты Jordan получили очередную порцию очков. Хаккинен, впервые после рождения сына по­явившийся на трассе в сопровождении жены, наконец-то смог прилично (шестое место в Малайзии не в счет) финишировать. Баррикелло после проигранной квалификации и отвра­тительного старта все-таки сумел «зацепить» пьедестал для Ferrari. Култхард догнал по коли­честву очков Шумахера-старшего. Даже Миха­эль нашел повод для личной радости: победа Ральфа не только стала семейным праздни­ком, но и позволила ему по крайней мере еще на две недели остаться лидером чемпионата.

И, конечно, больше трехкратный чемпион мира радовался не за себя, а за брата, которого он первым заключил в объятия после финиша. «Я очень рад за Ральфа. Ему долго не везло, но на этот раз все прошло отлично, и он одержал классную победу. Это первый случай в исто­рии, когда два брата выигрывают Гран При Ф-1. Мы сделали это, и наши родители могут гордиться нами», - признался Михаэль.

Что ж, похоже, братья Шумахеры вполне способны вскоре превратить борьбу за титул в свое чисто семейное дело. Если Михаэль выиг­рал первый старт сезона, то за Ральфом остал­ся «второй» (как не раз заявляли сами гонщики, настоящий чемпионат начинается только здесь - в Европе). Но не стоит забывать, что в этом году нам предстоит увидеть еще и «третье начало чемпионата»: в Испании вступает в си­лу новый технический регламент. И очень мо­жет быть, что именно этот «третий старт сезо­на» преподнесет гораздо большие сюрпризы.

Владимир Маккавеев

Продолжение здесь...

← к содержанию № 35 (06.2001)

Просмотров: 96