Гран При Канады

← к содержанию № 36 (07.2001)

Гран При Канады

 

Причуды зазеркалья

Так всегда в жизни: мы-то стараемся, строим планы, готовимся к одному, а судьба преподносит нам совсем другое... Мы все - игрушки ее прихотей.

Пьер Огюстен Бомарше

Хуан-Пабло и Жак буквально убивали друг друга угрожающими взглядами. «Только по­пробуй еще раз проделать то же самое, и я от­правлю тебя прямиком в стену!» - задыхаясь от ярости, кричал первый. «А я тебя - в дере­во», - парировал с не меньшим запалом вто­рой и в ответ услышал: «Что ж, тебе-то не при­выкать. Ты ведь уже убил человека в этом сезо­не». Напоминание о трагедии в Мельбурне в подобном контексте - это уже был удар ниже пояса, и разъяренный канадец вцепился ко­лумбийцу в глотку. Бог знает, чем бы вес это закончилось, если бы драчунов не разнял по­доспевший директор гонки Чарли Уайтинг. Вот так «весело», с задором начался гоночный уик-эид в Мельбурне...

«Как забавно будет выйти на той стороне и очутиться среди людей, ходящих вниз голо­вой!» - думала небезызвестная Алиса, прова­лившаяся в кроличью нору и летящая сквозь землю. «Антиподы», населяющие расположен­ную с другой стороны земного шара Канаду, вверх ногами, конечно, не ходят, да и вообще у них там все, «как у людей». Столица франко­язычной и по-французски бунтарской про­винции Квебек - своего рода североамерикан­ский Париж. Даже попрошайки на улицах де­монстрируют отменное чувство юмора: про­сят не просто «подать на пропитание», но «по­дать па пропитание омарами». Словом, атмо­сфера в середине июля здесь царит самая ба­лаганная, как раз под стать Формуле-1: город-космополит, город-тусовщик, город-праздник. Ну, а какой же праздник без доброй драки? Вот и сцепились Вильнев и Монтоя: ни дать ни взять - кэрролловские близнецы Тик и Тец, ко­торые «передрались и перессорились вконец»:

«Два пузана, Тец и Тик

Поднимают страшный крик:

- Ты сломал мою игрушку!

- Ты испортил погремушку!»

Однако, забегая вперед, стоит отметить, что, несмотря на балаганную атмосферу, сама по себе гонка выдалась довольно ординарной, если не сказать скучной - почти все решили сходы и стратегия пит-стопов, - а основные страсти в течение гоночного уик-энда кипели не столько на трассе, сколько вокруг нее. В Монреаль работники «большого цирка» при­ехали уже изрядно накрученные подлинной войной, разразившейся между McLaren и Jaguar, не поделившими главного конструкто­ра Эдриана Ньюи. Досточтимые сэры из по­чтенных британских «конюшен» сошлись не на шутку. Каждый гнул свое, упорно отрицая при этом притязания другого, и довольно дол­го события развивались опять же как в одном из эпизодов «Алисы»:

- Я этого не говорил, - утверждал Мар­товский Заяц.

- Говорил! - настаивал Шляпник.

- Я отрицаю это, - продолжал отпи­раться Заяц.

И так далее, и тому подобное...

Однако подлинные страсти разгорелись по окончании пятничной тренировки.

Страсти-мордасти

Пятница. Тренировка

- Значит, так, - рассудил Тен, - бьемся до шести, а уж потом пообедаем.

- Давай, - со вздохом согласился Тик, - только близко к нам не подходи, - предупредил он Алису. - В пылу боя я рублю в куски все, что могу!

- А я все, что не могу! - тут же подхва­тил Тец.

Это случилось в конце первого часа трени­ровки: Williams Монтои крепко «пнул под зад» BAR Вильнева, а тот чуть позже на всем ходу разбил свою машину в хлам об ограждение (по иронии судьбы - прямо у моста Согласия). И хотя очевидной связи между тем и другим происшествием не было, Вильнев, сжав кулаки, отправился выяснять отношения с обидчиком.

Последовавшие позже комментарии ка­надца содержали откровенные противоречия в каждой фразе: «Хуан-Пабло врезался мне в зад за пару кругов до моего вылета в огражде­ние. Я взбешен, потому что пять или шесть раз в этом сезоне он блокировал меня и других пилотов. Хуан, сдается, всякий раз, когда видит кого-то в зеркале, умышленно тормозит и ос­тается на траектории, играя в некую одному ему известную игру».

Из всею этого можно было понять, что Вильнев, недовольный тем, что Монтоя постоянно «подставляется» под другие машины, ре­шил проучить колумбийца таким же способом - как это делают иные водители на городских улицах: попросту «тормознул» Хуана-Пабло. И сам же за это поплатился...

В результате «колесная война» перешла в рукопашную, после чего оба горячих парня получили предупреждение от FIA: «В случае еще одного столкновения на трассе оба будут дисквалифицированы на следующие две гон­ки». Свое веское слово сказал и Берни Экклстоун: «У меня уже был разговор с Жаком, и теперь надо бы побеседовать с Хуаном-Паб­ло, прежде чем ситуация усугубится».

Совсем как у Кэрролла:

- Бой между Львом и Единорогом на сегодняшний день прекращается, - опове­стил Король.

В остальном первый час пятничной трени­ровки прошел относительно спокойно: снача­ла на трассе доминировал Шумахер-старший, а под конец на вторую строку протокола его отодвинул Култхард (а Баррикелло вслед за тем - на третью), в то время как его финский партнер «прозябал» на седьмом месте и лишь уже на самом последнем круге перебрался на четвер­тое. Практически не удалось потренироваться Ферстаппену из-за течи в коробке передач. Гонщикам Minardi тоже удалось проехать сов­сем мало кругов. В частности, на машине Фер­нандо Алонсо пришлось менять мотор.

На 38-й минуте второго часа тренировки пало время прошлогоднего «поула» Шумахера (1’18.439) - Култхард проехал на одну десятую быстрее. Затем его опередил Хаккинен, оба со­хранили свои позиции до конца тренировки, а Михаэль, наоборот, откатился на восьмое, а потом и вовсе на 11-е место, проехав при этом значительно меньше кругов, нежели все ос­тальные - на машине немца что-то не лади­лось с тормозами. Вильнев же и вовсе не участ­вовал в этой серии заездов после утренней аварии. Зато Ирвайн, словно подтверждая достигнугый в Монако уровень, показал третье время.

Под самый конец тренировки с трассы вылетел Френтцен, но до ограждения не долетел. Однако спустя еще круг ему это удалось, при этом его Jordan пострадал значительно сильнее, чем ряды покрышек, о которые он со всего лету ударился.

Одним немцем меньше, одним бразильцем больше

Суббота. Тренировка

В результате сильного удара (а может, ска­зались и последствия не менее серьезной ава­рии в Монако) Хайнц-Харальд получил легкое сотрясение мозга, вызвавшее у него ухудше­ние зрения, головокружение и головную боль. Так что его было решено отправить на боль­ничную койку, а место немца в боевой маши­не занял тест-пилот команды Рикардо Зонта, впервые получив возможность выехать на трассу Гран При после своих не слишком удачных выступлений за BAR.

В остальном первая сорокапятиминутка ничем выдающимся не запомнилась. Разве что ближе к ее окончанию задымился остановив­шийся Jordan Трулли, сигнализируя о серьез­ных проблемах с мотором, да Баррикелло проехался по свежей канадской травке. Пер­выми вновь были Хаккинен и Култхард, но Михаэль Шумахер уже вплотную приблизился к ним, показав третье время.

Вильнев, машину которого все никак не могли привести в порядок после аварии, суетился вокруг своего BAR, выступая в роли кэрролловского Кролика, с озабоченным видом бормочущего себе под нос: «Боже мой, боже мой, я наверняка опоздаю». Он и впрямь опоз­дал, успев лишь усесться в кокпит за три мину­ты до окончания первой половины заездов.

Зато он выехал на трассу в самом начале второй половины, но лишь к ее концу смог с заметным трудом подняться до 11-го места. К этому моменту протокол уверенно возглавлял Шумахер, скинувший со своего прошлогодне­го «поула» уже больше двух секунд! Его время так и осталось непревзойденным, а Зонта, Баррикелло и Хаккинен, пытаясь улучшить свои результаты, повылетали кто в траву кто в гравий. Зато отличились молодые пилоты Sauber Хайдфельд и Райкконен, показав соот­ветственно пятое и шестое время тренировки.

Пилоты Benetton сетовали на недостаток скорости на прямых, гонщиков Jaguar беспокоили противоречивые характеристики шин Michelin (уже в самой гонке эти противоречия очень заметно влияли на скорость Williams Ральфа Шумахера), а в Prost и Jordan были не­довольны слишком грязным и потому весьма скользким полотном трассы.

Гостеприимство по-квебекски

Суббота. Квалификация

Монреальская трасса - один из «крепких орешков» чемпионата, во-первых, благодаря сочетанию очень быстрых прямых с очень медленными поворотами, так что и шасси, и моторы, и тормоза работают на износ. Это особенно подчеркнул Жан Тодт, добавив пророческую, как потом оказалось, фразу: «Стало быть, надежность сыграет, в конечном счете, определяющую роль». Во-вторых, будучи на­половину городской, это и впрямь одна из на­иболее грязных трасс: основная ее часть ис­пользуется лишь раз в год. Так что пилотам пришлось изрядно потрудиться, чтобы коле­сами очистить полотно от грязи и «удобрить» его слоем резины.

Однако к середине дня субботы трасса бы­ла во всех смыслах достаточно обкатана, и в ходе квалификации рекорды прохождения круга продолжили падать, как перезревшие груши с одноименного дерева, так что в ре­зультате время поул-позишн Михаэля оказалось на 2,7 секунды меньше прошлогоднего!

За спиной трехкратного чемпиона с перемен­ным успехом шла борьба между его младшим братом, его же партнером по команде, а также Трулли, Култхардом и Панисом.

На 41-й минуте квалификации наконец-то произошло то, чего наверняка подсознательно ожидали едва ли не все, кто внимательно сле­дил за Гран При Канады в последние годы: Бар­рикелло, Ferrari которого слишком высоко подпрыгнула на бордюре и потеряла сцепле­ние с трассой, повторил «подвиг» многих пи­лотов - расколотил машину о печально извест­ную бетонную «стену чемпионов» в последнем повороте 15, получившую это название после того, как в позапрошлом году здесь «отмети­лись» подряд четыре чемпиона мира: Дэмон Хилл, Михаэль Шумахер, Жак Вильнев и Рикар­до Зонта (чемпион в гонках спортивных авто­мобилей). После скоростного участка машины входят в этот поворот очень широко, букваль­но в миллиметрах от стены, и не всем удается благополучно из него выйти: в самом конце сессии в ту же самую стену с довольно издева­тельской надписью «Добро пожаловать в Кве­бек!» пожаловал и Хайдфельд. И тот, и другой отделались испугом, но оба серьезно разбили свои машины, и в обоих случаях квалификация была прервана, а затем продолжена вновь.

Вопреки многообещающим результатам тренировок не удалось блеснуть хорошим временем пилотам Jaguar, отброшенным за се­редину стартовой решетки, совершенно не оп­равдались и надежды на достойные позиции Benetton, а «скандалистов недели» Вильнева и Монтою по иронии судьбы угораздило ока­заться на старте рядом, что дало многим повод ожидать соответствующего начала гонки. «Невезунчику года» Хаккинену же вновь, как и в Австрии, досталось лишь непрезентабельное для двукратного чемпиона и для McLaren вось­мое место, причем на этот раз позади юного земляка из команды Sauber. Култхард даже за­явил, что Кими куда более выдающийся но­вичок, нежели Монтоя, и удивился, почему пресса считает наоборот. Самому же Култхарду удалось занять лишь третью позицию на старте, в то время как первый ряд стартовой решетки оккупировали уже второй раз в этом году братья Шумахеры. Того и гляди, шутили завсегдатаи паддока, гонки Формулы-1 пре­вратятся в их семейный чемпионат.

Статистика знает все. Кроме будущего

Воскресенье. Разминка

Проверив запасные машины, гонщики вер­нулись в боксы. Фавориты явно никуда не то­ропились, и к 11-й минуте лучшее время оста­валось за Ферстаппеном. Из лидеров один только «летучий финн», недовольный тем, что восьмое место на старте уже становится для него скверной традицией, поспешил, ошибся и, едва став первым, тут же вылетел в гравий. Впрочем, как только он оттуда выбрался, точ­но туда же отправился и Ральф Шумахер.

За десять минут до окончания разминки лишь Баттон и Бурти все еще не проехали ни одного быстрого круга, зато Ирвайн довольно неожиданно «привез» Хаккинену сразу 0,6 се­кунды! После чего Панис, Култхард и выехав­ший уже буквально под клетчатый флаг Зонта опередили ирландца, но всего лишь на не­сколько сотых. Обладатель «поула» Михаэль Шумахер удовлетворился шестой строкой про­токола. Немец перед Гран При усиленно при­кидывался «шлангом»: «Не могу сказать, что это любимая моя трасса. Я предпочитаю быстрые повороты, а здесь таких нет - сплошные разго­ны и торможения. Так что понятия не имею, по­чему в прошлом я добивался здесь успеха».

Статистические данные явно говорили в пользу Шумахера. Восемь раз в Гран При Ка­нады побеждала Ferrari, включая первую побе­ду Жиля Вильнева, единственную - Жана Алези (в 1995 году) и целых три (в том числе в прошлом сезоне) Михаэля Шумахера. Правда, столько же раз побеждали и пилоты McLaren, но вот знаменательное совпадение: в про­шлом сезоне Гран При Канады также был восьмым по счету этапом ЧМ, и между лидера­ми чемпионата, которыми также были Шума­хер и Култхард, тоже была разница в 12 очков! Михаэль также уже имел в своем активе четы­ре победы в предыдущих этапах, и в Монреале завоевал пятую! Култхард же тогда заглох на старте, получил 10-секундный «стоп-энд-гоу» за помощь механиков на пит-лейн и приехал лишь седьмым.

Однако ход и результат последующей гон­ки заставил вспомнить известное высказыва­ние: «Существует три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика».

«Семейный бизнес»

Воскресенье. Гонка

Перво-наперво Додо наметил путь для гонки - что-то вроде круга, но не совсем правильного. («Форма не имеет значения», - пояснил он), а потом участники были расставлены тут и там вдоль этого непра­вильного круга. Все пускались наперегон­ки, когда хотели, и останавливались по своему усмотрению, так что нелегко было понять, когда кончается состязание. Одна­ко спустя некоторое время... Додо вдруг объявил: «Гонки окончены».

И все столпились вокруг него, тяжело дыша и спрашивая: «Кто же выиграл?»

«Все выиграли, и все должны получить призы», - провозгласил Додо после длительного раздумья.

Судьба приготовила чуть ли не всем пого­ловно участникам «зазеркального» Гран При Канады совсем не то, что они ожидали.

Взять хотя бы Вильнева: пять лет подряд он жаждет победить на своей домашней трас­се, названной в честь его отца, однако не все­гда ему даже удается благополучно финиши­ровать. Был он полон надежд хотя бы на фи­ниш в очках и на сей раз, но судьбой ему бы­ло уготовано другое: именно его (а не Култхарда, которому это упорно прочили) подвела стартовая система. Канадец потерял на старте сразу шесть позиций, а ровно посередине дистанции и вовсе вынужден был сойти из-за поломки полуоси.

Или Физикелла: подлинный «герой Гран При Канады», он, наоборот, четыре последних года неизменно финишировал здесь на пьедестале. И все, и он сам, конечно же, ожи­дали «продолжения банкета». Но нет, судьба распорядилась иначе: не сумев вовремя затор­мозить. Джанкарло в конце первого же круга въехал в своего партнера по команде, после чего его Benetton стал трехколесным и гонка для итальянца закончилась, едва начавшись. Да и Баттон после нескольких попыток вос­становить свою поврежденную машину тоже был вынужден вернуться в боксы окончатель­но. Все, что оставалось обоим, - это галантно извиняться друг перед другом, словно подавая пример Вильневу и Монтое.

На следующем круге также вместе вылете­ли в траву, закончили гонку и были столь же корректны в своей последующей реакции ожидавшие куда более успешного исхода Ир­вайн и Хайдфельд. «Я пытался обойти Ника из­нутри в третьем повороте, но он занял траек­торию и мы столкнулись, - пояснял Эдди. - Я, впрочем, не виню в этом одного лишь его, две трети вины лежит на мне самом. Это был обыч­ный гоночный инцидент - ничего более».

Баррикелло, который перед гонкой вроде был вполне удовлетворен и настройками шас­си, и работой над тормозной системой, пришлось отключить забарахлившую антипробуксовочную систему, после чего он дваж­ды вылетел с трассы: сначала в момент неудач­ной попытки вслед за Култхардом обогнать и Ральфа Шумахера, а затем, пытаясь избежать столкновения с врезавшимся (в результате столь же неудачной попытки обгона Хаккине­на) в ограждение Монтоей. Бразильцу ничего не оставалось, как украсить своим Ferrari такое же ограждение с другой стороны трассы. Так что в определенном смысле получилось, что Хуан-Пабло вновь вынудил следующего за ним гонщика «резко тормозить»...

Любопытно, что после первого своего вы­лета Баррикелло оказался непосредственно за Бернольди. И тот, в Монако удерживавший за собой Култхарда в течение 43 кругов, на сей раз неожиданно, словно по волшебству, двумя кругами позже отправляется на необычно ранний пит-стоп, освобождая тем самым до­рогу своему земляку из Scuderia. Как следствие, сразу пошли разговоры о закулисной тактике приказов из боксов итальянской «конюшни». Хотя какие могут быть приказы пилоту Arrows из боксов Ferrari?! Сам Бернольди объяснил свой ранний пит-стоп необходимостью про­чистить воздухозаборники радиатора от на­бившейся туда травы, из-за чего двигатель перегревался. Из-за этого же он позже и сошел окончательно.

Вышедшая на трассу после аварии Монтои и Баррикелло машина безопасности позволила сильно отставшему большинству пилотов подтянуться к лидерам. Тут бы удачно стартовавше­му Ферстаппену, запланировавшему тактику двух пит-стопов, отправиться на первый из них, чтобы остаться в одном круге со всеми и таким образом обеспечить себе весомое пре­имущество (и наверняка финиш в очках), но судьба и с ним сыграла злую шутку, У голланд­ца, как на беду что-то случилось со слухом, и он попросту не расслышал соответствующую ра­диокоманду из своих боксов. В результате при­несшая ему успех в Австрии тактика на сей раз оказалась проигрышной.

Трулли, имевший все основания надеяться даже на пьедестал, в конце гонки испытывал се­рьезные проблемы с тормозами своего Jordan и в итоговой классификации откатился на по­следнее место с отставанием в шесть кругов.

Култхарда, как он и надеялся, стартовая си­стема не подвела, но зато в гонке он стал от­ставать от лидеров все больше и больше, теряя одну позицию за другой. «Уже на прогревочном круге я почувствовал, что что-то не в по­рядке с передней подвеской слева. Сунул руку между ног и - извлек какую-то гайку. С каж­дым кругом пилотировать машину станови­лось все труднее, но я все же решил продол­жать гонку, чтобы финишировать в очках. Од­нако за 16 кругов до финиша у меня взорвался двигатель». Так судьба-злодейка вывела из строя главного соперника Михаэля Шумахера в борьбе за лидерство в чемпионате. Не иначе как Жан Тодт «накаркал»...

Но и сам лидер и обладатель поул-позишн переместился на второе место после того, как младший брат попросту «пересидел» его на трассе, максимально оттянув свой пит-стоп. И это несмотря на то, что на Ferrari был установ­лен мотор новой модификации, - не только еще более оборотистый, но и более эконом­ный (позволяющий сократить расход топлива при торможениях). На этот мотор возлагались большие надежды в соперничестве с McLaren, у которых баки чуть больше и двигатель менее прожорлив, чем у Ferrari, что и позволяло им постоянно «пересиживать» соперников. Одна­ко на сей раз тот же фокус проделал Ральф на Williams, после чего старший брат уже так и не смог вернуть утраченное лидерство. В таком порядке они и проехали под клетчатый флаг - «дубль Шумахеров»!

Хаккинен же, стартовавший с восьмой по­зиции, потерявший на старте еще две и, особенно к концу гонки испытывавший огром­ные трудности в поворотах, постепенно, бла­годаря сходу некоторых соперников и оттяну­тому пит-стопу, нежданно-негаданно перемес­тился на третье место, на котором и финиши­ровал. Наконец-то, впервые в этом сезоне взойдя на пьедестал.

Тоже ведь превратности судьбы, не иначе... На пресс-конференции Мика, выглядевший не столько счастливым, сколько обескуражен­ным, на вопрос о том, как он себя чувствует, заняв третье место после двух Шумахеров, кисло улыбнулся и пошутил: «Спасибо еще, что их не трое. А то у меня возникли бы про­блемы с попаданием на пьедестал».

Вообще же, учитывая, что ровно половина пилотов до финиша гонки так и не добралась, почти всех остальных можно считать победи­телями. Удача улыбнулась тем, кто не особен­но рассчитывал на ее благосклонность.

Действительно, в то время как многие асы сошли, а другие выступили куда слабее ожида­емого, представители «третьего мира» Ф-1 Бурти, Маркеш и Зонта финишировали в де­сятке, а новичок Райкконен и вовсе на четвер­том месте! А разве одно очко де ла Росы, бук­вально «высиженное» на трассе, не успех? Кто скажет, что это не победа, пусть и «одна на всех»? И многие наверняка согласятся, что подлинным победителем выглядел даже не молодчина Ральф, а всеобщий любимец Алези, честно заработавший свои два очка. Словно не бывалый ветеран, а юный мальчишка, раскру­чивал он свой многострадальный Prost посре­ди трассы, прыгал на барьер, обнимался со всеми подряд, подарил какому-то счастливцу из зрителей свой шлем и, уставший, измучен­ный, лучился, просто сиял настоящим счасть­ем. Жан, проведший последние полтора сезо­на вообще без очков, сделал прекрасный пода­рок к своему 37-летию, которое он праздновал на следующий день. И выглядел он, повто­рюсь, настоящим, «самым главным» победителем этого Гран При. Ведь он одержал победу над своим давним врагом - неудачей.

- Славная победа, правда? - пропыхтел Рыцарь. Алиса растрогалась:

- Помочь вам снять шлем?

Было ясно, что самому Рыцарю не справиться. С большим трудом Алиса со­драла шлем с его головы.

- Уф, чуть не задохнулся, - сказал Ры­царь, отбрасывая со лба спутанные волосы. Его доброе, совсем не воинственное лицо и тихий взгляд больших кротких глаз по­разили Алису. «Он совсем не похож на грозного Рыцаря», - подумала она.

Борис Мурадов

Круг за кругом

1-й круг

Р. Шумахер стартовал чуть лучше своего брата, поравнялся с его Ferrari, но на входе в первый поворот Михаэль оказался на внутрен­ней траектории, благодаря чему трехкратный чемпион мира возгла­вил гонку. В первом повороте шестерка лучших по итогам квалифи­кации сохранила свои позиции. Ферстаппен на легком Arrows выиг­рал шесть мест и поднялся на седьмую позицию. Зонта отыграл три места и прорвался на девятую. По ходу круга Баррикелло сумел обо­гнать Трулли. Физикелла перед последней «эской» врезался в Benetton Баттона и со сломанной правой передней подвеской вернулся в боксы. Вильнев проиграл шесть мест, откатившись на 15-ю позицию. Порядок в конце круга: М. Шумахер, Р. Шумахер, Култхард, Баррикелло, Трулли, Панис.

2-й круг

Во второй «эске» столкнулись и выбыли из гонки Хайдфельд и Ир­вайн. Баттон обогнал Маркеша и поднялся на 15-е место.

3-й круг

В борьбе за третье место Баррикелло обошел Култхарда. Маркеш пропустил вперед Алези и Алонсо.

5-й круг

М. Шумахер чуть оторвался от своего брата, которого начал атако­вать Баррикелло.

6-й круг

Баррикелло развернуло на выходе из шпильки, он откатился на 14-е место. В тройку лидеров вернулся Култхард. Ферстаппен вошел в зачетную шестер­ку. Шедший на последнем месте Бурти обогнал Маркеша. Баттон наказан 10-секундной штрафной остановкой в боксах за фальстарт.

7-й круг

Баттон остановился в боксах отбывать штраф.

8-й круг

Из-за поломки трансмиссии гонку покинул Фернандо Алонсо.

9-й круг

Бернольди и Баттон заезжают в боксы.

12-й круг

Култхард и преследующая его группа проигрывают лидерам уже око­ло 10 секунд. Баррикелло обогнал Вильнева в борьбе за 12-е место.

14-й круг

Р. Шумахер сократил свое отставание от Михаэля всего до 0,4 с и на­чал атаковать брата.

18-й круг

Баттон сошел с трассы из-за утечки масла.

20-й круг

Монтоя врезался в отбойник на выходе из второй «эски», шедший следом Баррикелло, уворачиваясь от разбитого Williams, также вылетел в отбойник. Оба выбыли из гонки. Чтобы убрать их маши­ны, судьи выпустили на трассу пейс-кар.

21-й круг

Маркеш остановился в боксах для дозаправки.

23-й круг

Автомобиль безопасности покинул трассу. Ферстаппен свернул в боксы на первую дозаправку и откатился с шестого на последнее 15-е место. В шестерку вошел Райкконен.

24-й круг

За один круг после ухода пейс-кара Михаэль Шумахер оторвался от брата на 2,6 с.

25-й круг

Бернольди остановился в боксах и выбыл из гонки. Ральф начал по­немногу догонять Михаэля.

30-й круг

Де ла Роса заехал на дозаправку.

33-й круг

В боксах побывал Бурти.

34-й круг

На задней прямой слегка столкнулись Зонта и Райкконен. Из-за от­каза трансмиссии выбыл из гонки Вильнев.

35-й круг

Ральф очень остро атаковал Михаэля перед последним поворотом, но Ferrari остается впереди. На финише круга между ними всего 0,1 с. Хаккинен про­шел Зонту и поднялся на седьмое место.

36-й круг

Шедший пятым Панис заехал на дозаправку. На пятое место вышел обогнавший Райкконена Хаккинен.

37-й круг

У Паниса забарахлили тормоза, он снова заехал в боксы, вернулся на трассу, но через несколько кругов окончательно выбыл из гонки.

39-й круг

Райкконен заехал в боксы и откатился на девятое место. Алези вы­шел на пятое, в шестерку вернулся Ферстаппен.

41-й круг

Алези завернул на дозаправку и откатился на девятое место.

42-й круг

Култхард заехал на пит-стоп. На третье место вышел Хаккинен.

46-й круг

М. Шумахер остановился для дозаправки, гонку возглавил Ральф. В борьбе за шестое место де ла Роса опережает Трулли.

47-й круг

Тарсо Маркеш и шедший четвертым Йос Ферстаппен во второй раз заезжают в боксы.

49-й круг

Хаккинен заехал на дозаправку, но сохранил свое третье место впере­ди Култхарда, которого начал атаковать де ла Роса.

51-й круг

Трижды за четыре предыдущих круга улучшивший время быстрейшего круга в гонке и установивший новый рекорд автодрома для гонок Ральф Шумахер наконец остановился в боксах для дозаправки и вернулся на трассу лидером - в 6,5 секунды впереди брата.

52-й круг

Де ла Роса заехал на второй пит-стоп.

55-й круг

Перед последним поворотом на McLaren Култхарда взорвался мотор.

62-й круг

У Трулли забарахлила гидравлика тормозной системы, он пропустил вперед Райкконена, на следующем круге - Алези и Ферстаппена, по­сле чего сошел с трассы.

66-й круг

Вышедший было на шестое место Ферстаппен вылетел с трассы из-за проблем с тормозами.

69-й круг

 

Ральф Шумахер одержал вторую победу в карьере.

 

Пресс-конференция после гонки

 

Ральф Шумахер

Сегодняшняя гонка прошла замечательно - мы с братом все время были вдвоем, рядом. Я все ждал, ког­да Михаэль ошибется, но он так и не допустил ни од­ной ошибки. Я, конечно, попытался пару раз обогнать его в конце прямой, но это оказалось нелегко, и я ре­шил не рисковать понапрасну, чтобы не сделать ошиб­ку самому. Пришлось ждать, чтобы позже воспользо­ваться тактикой более позднего пит-стопа, благо, из­рядный запас топлива в моей машине это позволял. Я начал отставать от Михаэля после ухода с трассы ма­шины безопасности из-за того, что на колесах почему-то оказалось слишком мно­го комков резины, и мне понадобилось время, чтобы они снова стали чистыми. Но в целом наши шины проявили себя прекрасно, в то время как шины Bridgestone в конце гонки выглядели, как мне кажется, несколько хуже, чем наши. Что, в частно­сти, отражалось на машине Михаэля - поддержание темпа явно давалось ему с тру­дом. Однако все это еще отнюдь не означает, что нам больше нечего усовершенст­вовать, и что мы рассчитываем на победу в чемпионате. Но мы постараемся опе­редить некоторые команды и, быть может, стать вторыми в Кубке конструкторов.

Михаэль Шумахер

Уж если и проигрывать, то лучше собственному брату, чем кому-то другому. Для меня проиграть ему, раз уж он быстрее - совсем не проблема. Это вторая победа в его карьере, так что сегодня - счастливый день для на­шей семьи. Полагаю, наши родители будут очень гор­ды нами, впервые увидев своих сыновей вместе на первой и второй ступеньках пьедестала. И я вполне до­волен, получив к тому же важные шесть очков. Мне бы­ло несложно удерживать лидерство, потому что хоть Ральф и был быстрее, но лишь чуть-чуть. Ральф был очень близок к тому, чтобы предпринять обгон, но он шел по внутренне траектории, так что ему приходи­лось тормозить раньше, чем мне, чтобы пройти поворот. Поскольку он уже доста­точно опытен, я был уверен, что он не будет излишне рисковать и не допустит ошибки. После пит-стопа я на машине с полными баками и на непрогретой рези­не уже просто не мог угнаться за ним, и, когда понял это, то просто решил успоко­иться и заработать свои шесть очков.

Мика Хаккинен

Начало сезона у меня было просто ужасающим, так что мне приятно в конце концов оказаться на пье­дестале, особенно стартовав с восьмой позиции. К то­му же финишировать в первой тройке было главной нашей задачей. Я долго не мог обогнать никого из еду­щих впереди, потому что на выходе из шпильки перед прямой они были несколько быстрее меня, так что я просто не имел возможности обогнать их ни слип-стримом на прямой, ни в конце ее. В этом смысле я не вполне был доволен машиной. А потом одни пилоты отправились на пит-стоп, а Райкконен и Зонта, как мне показалось, слегка задели друг друга, повредив соот­ветственно диффузор и переднее крыло, и это помогло мне обойти их всех. Обгон Кими доставил мне особое удовольствие, потому что парень прекрасно провел гонку. Я с удовольствием наблюдал за ним, особенно на старте, когда мы стояли ря­дом, и он здорово рванул вперед. Конечно, он еще молод и горяч, но делает свою работу очень хорошо.

Гонка глазами пилотов

Кими Райкконен: Я очень доволен, что снова фини­шировал четвертым. Мне удавалось поддерживать хо­роший ритм до тех пор, пока не стали изнашиваться шины. Затем Зонта на прямой стукнул меня сзади. Хо­рошо еще, что я не вылетел! На новом комплекте шин машина повела себя наилучшим образом, так что мне удавалось без особого труда сдерживать Алези позади себя. Я думаю, что сегодня мы вновь доказали, какой удачной машиной является наша С20.

 

Жан Алези: На этой трассе важнейшую роль играют тор­моза, и команда здорово поработала над ними. Вопреки скверному результату в квалификации и слабому старту я не испытывал в гонке никаких проблем и мог жать на всю катушку. Машина, которую мне предоставила коман­да в этом сезоне, вообще очень надежна, что особенно проявилось в последних двух гонках, и благодаря этому я смог продемонстрировать, на что способен. Эти два очка значат для нас очень много, и они совершенно заслуженны. Спасибо всем, кто работает в команде здесь и в Гийанкуре за фантастическую работу, проделанную ими.

 

Педро де ла Роса: Я очень доволен, что заработал свое первое очко для Jaguar Racing. Это очко - заслуга всей команды. В течение всей гонки я выжимал из машины все, что мог, поскольку мы запланировали два пит-сто­па. С машиной не было никаких проблем, и, если не счи­тать братьев Шумахеров, я шел в одном темпе с осталь­ными пилотами. Моей единственной заботой было сле­дить, как бы не стереть задние колеса слишком быстро.

 

Рикардо Зонта: Было здорово вновь участвовать в Гран При. Я удачно стартовал, выиграв три места, и с удовольствием провел несколько поединков с другими пилотами. Я был позади Райкконена, и когда подошел совсем близко, чтобы обогнать его, он так неожиданно затормозил, что я не смог избежать столкновения с ним, что было весьма опасно. К счастью, мне удалось остать­ся на трассе, а машина была повреждена незначительно. Однако с сере­дины гонки я стал испытывать проблемы с тормозами.

 

Лучано Бурти: Моя машина едва не заглохла прямо на старте из-за неполадок стартовой системы, и мне при­шлось стартовать «вручную». Так что поначалу я оказал­ся последним, но потом шел прямо за Жаном и был да­же немного быстрее его, однако ошибся в торможении и вылетел в траву. Трава набилась в радиаторы, и мотор стал перегреваться, так что пришлось ускорить пит-стоп. В конце гонки мне удалось догнать Зонту, но уже было слишком по­здно, чтобы улучшить свою финишную позицию.

 

Тарсо Маркеш: Гонка выдалась трудной, особенно по­сле второго пит-стопа из-за неудачного комплекта ко­лес, оказавшегося заметно медленнее первого. Шасси было настроено неплохо, я хорошо стартовал и мог бы выиграть одну-две позиции, если бы не недостаток мощ­ности наших моторов, позволявший соперникам с легко­стью обходить меня на прямых.

 

Йос Ферстаппен: Прекрасно стартовав, на втором кру­ге я пробился уже на седьмое место, а когда появилась машина безопасности, был уже в очковой зоне, но, к не­счастью, не услышал радиокоманды заехать на пит-стоп, поэтому упустил возможность провести его, пока машина безопасности оставалась на трассе. У меня так­же были большие проблемы с тормозами, из-за чего я и вылетел в ограждение в конце гонки. Я страшно разоча­рован тем, что лишился очков сегодня.

← к содержанию № 36 (07.2001)

Просмотров: 82