Гран При Малайзии

← к содержанию № 46 (05.2002)

Гран При Малайзии

 

Время разбрасывать крылья

15-17.03.2002

Даже следуя в точности по прямому пути, мы с трудом из­бегаем потаенных камней преткновения; что же говорить о том, когда мы позволяем себе уклонение в сторону?

Пьер Буаст

Жара. Удушающая жара. Невыносимая жара. Влажно-вязкий экваториальный воздух обтекает тебя словно горячий кисель. Раска­ленное солнце печет так нещадно, что все не­защищенные одеждой участки кожи сгорают за считанные минуты. Даже в футболке и шортах жарко так, словно в шубе и валенках оказался в сауне. «Добавили жару» и организаторы, развесив повсюду огромные плакаты с изображением Ferrari, McLaren и Williams на фоне полыхающего красно-оранжевого пла­мени. И накликали тем самым лесные пожа­ры, несколько дней бушевавшие неподалеку от Сепанга. Отчего над трассой и ее окрестностями постоянно висел сизый смог. Тради­ционные ливни, мощными потоками выплескивающиеся с небес ближе к вечеру, вместо облегчения лишь напоминали пилотам о про­шлогоднем «водном аде», который оказался не многим лучше обычного малайзийского пекла. На этот раз обошлось без «водных про­цедур». Однако оправдать рекламный лозунг этого этапа - «Самая горячая в мире гонка Формулы-1» - пилоты все же сумели.

Atas sebab-sebab keselamatan

Общий фон

«По соображениям безопасности» - так пе­реводится с малайского фраза, ставшая ключе­вой при подготовке к уже четвертом по счету ГП Малайзии Ф-1. В общем, сплошной «атас». В первую очередь это коснулось модернизации и без того самой современной и совершенной на сегодняшний день трассы. По всей ее длине была заменена «конвейерная» лента, закрыва­ющая с наружной стороны шинные барьеры. В пяти поворотах были применены бордюры и водостоки новой конструкции. На короткой прямой между 11-м и 12-м поворотами был полностью переложен участок покрытия трас­сы длиной 60 м. Наконец, в пятнадцати точках были установлены новые защитные сетки да персонала и фотографов. Печальные «уроки Австралии ’01» пошли впрок.

Тем временем порожденный лесными по­жарами смог достиг такой концентрации, что накануне гоночного уик-энда даже знамени­тые небоскребы-близнецы Petronas в Куала-Лумпуре можно было разглядеть лишь в непо­средственной близости. Дым грозил существенно ограничить видимость и на автодроме, поэтому на борьбу со стихией были дополни­тельно брошены сотни пожарных и множест­во техники, и благодаря усилиям огнеборцев ко дню гонки воздух над Сепангом был впол­не прозрачен.

Не остались в долгу и гонщики, собрав­шись в пятницу после обеда на традиционный брифинг, дабы заключить джентльменское соглашение о «ненападении» в первом поворо­те и таким образом избегнуть массового зава­ла, аналогичного австралийскому. Из последу­ющих бесед с пилотами стало известно, что договориться оказалось не просто: все согла­шались с необходимостью избежать столкно­вения в первом повороте, но не все готовы бы­ли ради этого «поступиться принципами» в плане своей стартовой тактики. Отдельно - и весьма прилично - досталось Рубенсу Барри­келло за «плохое поведение» на старте ГП Авст­ралии. Однако Михаэль Шумахер, отвечая на следующий день на вопрос, имел ли место та­кой разговор между гонщиками, зачем-то со­врал и ответил: «нет», чтобы днем позже пуб­лично покаяться в этой лжи.

На фоне всей этой суеты, по­всеместной запарки и озабочен­ности празднично и беззаботно выглядели основные действующие лица команд Sauber и Minardi, для которых ГП Малайзии благодаря титульным спонсорам и, в случае с итальянской командой, еще и гонщику-малайзийцу имел статус до­машней гонки. Обе команды проводили в Сепанге и Куала-Лумпуре бесчисленные шоу, общались с на­родом и сияли как начищенные самовары. Ну и, само собой, геро­ем гоночного уик-энда был мест­ный парень Алекс Йонг, от которо­го соотечественники ждали если уж не победы, то по крайней мере достойного места в очках, надеж­ды на что во многих вселил финал австралийской гонки.

О важности резиновых изделий и движущей силы

Расстановка сил

Как полагают многие, сезон 2002 года ста­нет «чемпионатом моторов». В таком случае, несмотря на превосходное шасси, McLaren, скорее всего, в этом сезоне мало что «светит». Роковая инженерная ошибка, до­пущенная при конструировании нового мотора FO110М (за что Марио Иллиен уволил своего ве­дущего конструктора Саймона Армстронга), привела в итоге к весьма серьезным последствиям и, в частности, к необходимости ограничить максимальные обо­роты, из-за чего, по экспертным оценкам, двигатель Mercedes ока­зался на 60 л.с. слабее агрегата BMW. Как следствие, новая машина MP4-17 оказалась даже медленнее прошлогодней модели McLaren! Учитывая, что устано­вить старый мотор на новое шас­си невозможно в силу значитель­ных конструктивных отличий, ближайшее будущее недавно еще чемпионской «конюшни» представляется весьма сомнительным. Что в очередной раз продемонст­рировала квалификация, вчистую проигран­ная пилотами McLaren гонщикам не только Ferrari, но и Williams.

Сбываются, кажется, и худшие опасения критиков прошлогоднего решения Ники Лау­ды продать команде Arrows такие же, как и у Jaguar, двигатели Cosworth. 17-я и 20-я пози­ции гонщиков Jaguar на старте против 11-й и 16-й у недавних аутсайдеров на оранжевых машинах - это похоже на полный провал. Особенно на фоне десятого места в квалифи­кации команды-дебютанта Toyota в лице Мики Сало и восьмого и двенадцатого «псевдодебю­танта» Renault.

Не обошлось и без любопытных сюрпри­зов в плане традиционно решающего «шинно­го» фактора. Результаты, показанные гонщика­ми в тренировках и квалификации, в том чис­ле и время поул-позиции, оказались сущест­венно хуже прошлогодних - такое в послед­ние годы случается нечасто! Причину этого, как говорят, надо искать в изменившихся ха­рактеристиках покрытия трассы. Но самое примечательное в другом. Время, показанное гонщиками на машинах, «обутых» в резину Bridgestone, ухудшилось в среднем на 0,6489 с, а гонщики, представляющие Michelin, были медленнее в среднем же всего на 0,1074 с. Можно вспомнить, что в Мельбурне и те, и другие превзошли прошлогодние результаты, но с такой же разницей - резина Bridgestone была быстрее в среднем всего на 0,5533 с, а Michelin - на 1,0899 с. В этом свете тенденция на сезон (по крайней мере, пока) складывает­ся явно в пользу французских шинников.

Однако еще одна поул-позиция Михаэля Шумахера в очередной раз подтвердила очевидную истину: шины шинами, а машины - машинами.

15.03.2002. Пятница. Тренировка

Первая часть. 11.00-12.00

0-10 мин.   11 утра, а воздух - уже 30 °С. Пилоты совер­шают пробный круг, лишь Ferrari пока в бок­сах. Оба Jaguar остаются на трассе - 1’45.357 у де ла Росы и 1’45.221 у Ирвайна. Наконец выезжают и Баррикелло с М. Шумахером.

10-20 мин.  Райкконен выезжает из боксов, но сразу же возвращается назад. Физикелла на первой строчке - 1’44.358. Minardi Уэббера вылетает с трассы и застревает в гравии. Бернольди сбрасывает разом три секунды - 1’41.247!

20-30 мин.  У Култхарда на первом же быстром круге от перегрева выпускного коллектора загорелся капот двигателя. McLaren останавливается в 14-м повороте, его обволакивает дымом. Р. Шумахера закрутило в последнем повороте.

30-40 мин.  М. Шумахер проходит круг за 1’39.462, и почти сразу его разворачивает. Мак-Ниш после пробного выезда все еще в боксах - механики устраняют неисправность электроники. Култхард сам притолкал свой McLaren на пит-лейн! Баррикелло срезает по гравию 13-й поворот.

40-50 мин.  М. Шумахер улучшает - 1’38.626. Мак-Ниш наконец выехал на трассу. Хайдфельд сворачи­вает в боксы - проблемы с тормозами.

50-60 мин.  Бернольди паркует свой Arrows в 9-м поворо­те - отказала электроника. Первая шестерка - М. Шумахер, Баррикелло, Хайдфельд, Бер­нольди, Баттон, Сато. Френтцен, несмотря на неполадки с электроникой, 7-й.

Вторая часть. 13.00-14.00

0-10 мин.   Едва выехав из боксов, Уэббер становится жертвой отказа мотора. Оба McLaren на трас­се, Райкконен 2-й - 1’39.120. Вновь закрутило М. Шумахера. Монтоя срезает 5-й поворот по траве. Рекорд дня у Райкконена - 1’38.540, это быстрее рекорда трассы в гонке.

10-20 мин.  В 13-м повороте ошибается Култхард. К счас­тью, шотландцу удалось покинуть гравий, но пришлось сменить шины. Гонщики Williams по­ка за пределами первой шестерки.

20-30 мин.  Райкконен ставит новый рекорд - 1’37.399! Култхард пока на три с половиной секунды медленнее - 1’40.948. Бернольди разворачи­вает на входе в 14-й поворот. Пытаясь из­бежать столкновения с Arrows, Масса вы­скакивает на гравий. Для обоих тренировка закончилась.

30-50 мин.  Пилоты продолжают улучшать свои результа­ты. Прибавляют гонщики Williams - Ральф с 12-й перемещается на 3-ю строчку - 1’38.650. Монтоя 5-й (1’39.158). Баррикелло сворачива­ет с трассы в районе 9-го поворота - отказал мотор! Вильнев и Панис лишь 15-й и 16-й - у канадца отказала гидравлика, француз бо­ролся с неполадками дросселя и КП.

50-60 мин.  Ральф срезает поворот. У де ла Росы отказал мотор - испанец сходит в конце стартовой прямой. Сало с пустым баком и на свежей ре­зине разбавляет «большую тройку» - 1’39.066.

16.03.2002. Суббота. Тренировка

Первая часть. 9.00-9.45

0-15 мин.   После пробного круга первыми на трассу возвращаются Уэббер, Йонг и Ирвайн - вче­ра все трое оказались на нижних строчках протокола. Дольше других в боксах остается Бернольди.

15-25 мин.  Уэббер показывает 1’43.719 - его лучшее по­ка время в Малайзии. Первым из топ-пило­тов на трассу выезжает Култхард - 1’38.748. В боксах Arrows механики работают над ма­шиной Френтцена. Лишь 9 гонщиков пока проехали круг на время.

25-35 мин.  Бернольди 3-й - 1’40.241! Пилоты Williams один за другим оказываются на первой пози­ции - 1’38.380 у Ральфа и 1’37.804 у Монтои. Френтцен до сих пор в боксах. М. Шумахер выезжает на трассу и устанавливает лучшее время уик-энда - 1’37.288.

35-45 мин.  Баттон 3-й - 1’37.829! Баррикелло под клет­чатым флагом выходит в лидеры - 1’36.974, но это на полторы секунды хуже рекорда трассы в квалификации (1’35.220).

Вторая часть. 10.15-11.00

0-10 мин.   Первым боксы покидает Френтцен - на его счету ни одного быстрого круга. Немец вось­мой. Из-за проблем с тормозами Масса вы­скакивает на гравий после 13-го поворота. Renault Трулли крутит на асфальте. Р. Шумахер вновь лидер - 1’36.689.

10-20 мин.  Ferrari Баррикелло разворачивает, но бразилец продолжает тренировку. Трулли, «обув» старые покрышки, с пробуксовкой стартует из боксов, чтобы нанести на асфальт слой резины. Монтоя первый - 1’36.556.

20-35 мин.  Вильнев вылетает с трассы, но возвращается на асфальт. McLaren Култхарда зарылся в гравий между 13-м и 14-м поворотом. Френт­цен заезжает в боксы, его Arrows дымится, затем внезапно показываются языки пламе­ни - немец выпрыгивает из кокпита.

35-45 мин.  Сато выскакивает на траву, мокрую после ночного дождя. Пилоты BAR пока лишь 19-й и 20-й. Williams, McLaren и Ferrari занимают всю первую шестерку.

16.03.2002. Суббота. Квалификация

0-20 мин.   Квалификацию открывают гонщики Minardi - 1’40.617 у Йонга и 1’39.950 у Уэббера. Затем первую строчку по очереди занимают Сато, Трулли, наконец, Райкконен - 1’37.175.

20-30 мин.  Из-за прокола правого переднего колеса в 5-м повороте вылетает Масса. Култхард и Монтоя пересекают финишную черту - 1’36.711 у McLaren и на 0.112 меньше у его соперника. Р. Шумахер первый - 1’36.086! Пилоты Ferrari еще в боксах. Масса выезжает на запасной машине. Его примеру следует Баттон - у ос­новного Renault не в порядке мотор, и Мак-Ниш - из-за проблем с дифференциалом.

30-40 мин.  М. Шумахер - 1’35.960! Панис прерывает бы­стрый круг и возвращается в боксы - утром в КП его BAR возникла утечка масла, узел заменили, но и новый барахлит. Монтоя вновь первый - 1’35.692. Вильнева разворачивает на трассе. Первая шестерка - Монтоя, М. Шумахер, Р. Шумахер, Баррикелло, Райкконен, Култхард. Панис до сих пор не показал никакого времени. Бернольди вы­скакивает на гравий.

40-50 мин.  М. Шумахер - 1’35.266. Райкконен ошиба­ется на быстром круге и прерывает попыт­ку. Механики BAR готовят для Паниса за­пасную машину. Монтоя, Култхард и Р. Шу­махер улучшают время, но остаются на прежних позициях.

50-60 мин.  Короткое затишье. Панис наконец-то пока­зывает результат (18-й). Пилоты готовятся к решающей попытке. Никому из первой шес­терки не удается улучшить время, кроме Баррикелло, который под клетчатым флагом опережает Р. Шумахера - 1’35.891. М. Шума­хер принес Ferrari 150-ю поул-лозицию, но так и не смог побить собственный рекорд трассы (1’35.220).

17.03.2002. Воскресенье. Разминка

9.30-10.00

0-15 мин.   Пилоты пробуют основ­ные машины, затем - за­пасные. Первым круг на время проезжает Ральф - 1’41.452, затем его сменяют на первой пози­ции Сато, Култхард, Баррикелло, М. Шумахер. Р. Шумахер ошибается, но удерживает машину на трассе.

15-30 мин.  Йонг вылетает между 13-м и 14-м поворотами. Трулли тренирует пит-стоп, затем возвращает­ся на трассу и показыва­ет лучшее время - 1’39.791. На пит-лейн из-за проблем с гидравли­кой глохнет машина Уэб­бера. М. Шумахер воз­вращает себе первое место - 1’39.748, но вскоре его обгоняет Баррикелло - 1’39.611. Ме­ханики BAR устранили неисправность сцепления на машине Паниса, но француз не успевает выехать на трассу.

 

Никто не хотел уступать

Красная линия гонки

«Тактику следует изменять, чтобы сохранить за собой превосходство», - утверждал Наполеон I. Михаэль Шумахер, несмотря на то, что ему явно свойственно нечто наполеоновское, с этой истиной считаться, однако, не захотел. И прогадал. Его «фирменная» тактика с резким уходом со старта на противоположную сторону трассы, будучи хорошо известной соперникам, оказалась той самой ямой, которую народная мудрость не рекомендует рыть другому. Прямую траекторию Монтое Шумахер заблокировал, но колумбиец был заметно быстрее и спокойно отъехал левее, но при этом к первому повороту оставил «обидчику» минимальное пространство для маневра. Михаэлю оставалось либо филигранно вписаться в это пространство, либо раньше тормозить, пропуская соперника вперед, либо бороздить колесами обочину, либо идти на таран. Вольно или невольно, он выбрал последнее.

На замедленном повторе инцидента, крупным планом продемонстрированного на мониторах пресс-центра автодрома (в «ширпотребную» версию трансляции это не вошло), было отчетливо видно, как именно автомобиль Шумахера, недовернув вправо, ударил носовой частью по машине Монтои. В результате последняя осталась целой и невредимой, хотя и откатилась в середину пелотона, в то время как Ferrari лишилась переднего антикрыла, застрявшего на некоторое время под днищем Williams, и Михаэль был вынужден отправиться в боксы на замену носового обтекателя. Хуан-Пабло, проносясь мимо него, возмущенно жестикулировал.

Большое удивление, в том числе и у самих участников инцидента, вызвало последующее судейское решение наказать колумбийского гонщика штрафом (примененным, кстати, впервые) - безостановочным проездом по пит-лейн. Стоит в этой связи отметить, что главный судья, подписавший «приговор» Хуа­ну-Пабло, не кто иной как Назир Хуссейн, уже засветившийся необъективным су­действом на ГП Великобритании в 1999 году (когда заслуженный штраф Михаэлю Шумахеру был назначен слишком поздно, что позво­лило ему победить), после чего он на год был отстранен от судейства.

Так или иначе, но Монтое столкновение и проезд по пит-лейн обошелся в совокупности в полуминутное отставание от лиде­ра и лишило шансов на победу, хо­тя Шумахеру потеря переднего ан­тикрыла стоила еще дороже.

«Падеж» антикрыльев в ходе ГП Малайзии имел массовый характер. Вслед за Шумахером-старшим в боксы отправились оба гонщика Jordan. От­менно начавший гонку Такума Сато после оче­редного поворота неожиданно для себя упер­ся в машину своего партнера по команде, на­ехал на того в буквальном смыс­ле и таким образом «обескрылил» и Джанкарло Физикеллу, и себя самого. Но если японцу замена носового обтекателя стоила лишь кратковременного заезда на пит-стоп, то Физикелле для гораздо более долговременной и трудоемкой замены заднего крыла пришлось даже заехать непосредственно вглубь боксов. С убитым видом Джанкарло вы­лез было из машины, полагая, что гонка для него закончилась, но в результате антикрыло заме­нили и итальянец потерял «все­го» три круга.

Затем нечто подобное пред­принял по отношению к Панису Педро де ла Роса, но «оперение» BAR осталось неповрежденным, и Оливье благополучно продолжил гонку (пока спустя пару кругов все же не сошел из-за неполадок в сцеплении), a Jaguar, лишившись переднего антикрыла, «по­плелся» в боксы. И еще через два десятка кругов на трассе вновь оказалась известная деталь бело-­зеленой окраски, потерянная на сей раз Эдди Ирвайном, с кото­рым совсем не по-джентльмен­ски обошелся отстающий на круг Алекс Йонг.

Тем временем, вышедший в ли­деры Баррикелло, демонстрируя уверенный пилотаж и отменные характеристики машины, успеш­но отрывался от преследующего его Ральфа Шумахера, за кото­рым, в свою очередь, гнались Кими Райкконен, явно оправдываю­щий возлагаемые на него надеж­ды, и Култхард. Но McLaren - сда­ется, как раз в силу упомянутых выше причин - постигла очередная неудача: сначала засбоил мотор на машине шотландца, потом эффектно взорвался двигатель финна.

Далее судьба гонки зависела главным обра­зом от командных тактик оставшихся в гонке претендентов на победу. Выбранная Барри­келло тактика двух пит-стопов обеспечила ему отрыв в начале гонки, но затем вынудила про­пустить на первую позицию Ральфа Шумахе­ра, который, к тому же, на пару с Монтоей штамповал одни быстрейший круг за другим. Но и второе место бразильцу не улыбнулось - за шестнадцать кругов до финиша его постиг­ла та же участь, что и Райкконена. Но если для двигателей Mercedes в последнее время это стало «обычным делом», то взрывы моторов Ferrari, надо признать, случаются нечасто.

Отлично выступили гонщики Sauber, компенсировав неудачу первого этапа. «Очковый дубль» в домашней гонке дорогого стоит, и Петер Заубер по этой причине вечером в воскресенье сиял еще ярче, чем до этого. Причем если пятое место стартовавшего седьмым и уже имеющего хорошую репута­цию Ника Хайдфельда было вполне предсказуемо, то шестое место но­вичка Филипе Массы, ушедшего в гонку лишь с четырнадцатой пози­ции, стало триумфом для него и сюрпризом для остальных. Надо отдать ему должное: семь позиций ему «подарили» задержавшиеся в боксах и сошедшие совсем сопер­ники, но решающую он отвоевал собственными усилиями.

Вновь «показал зубы» и еше один «младенец» - команда Toyota. Очков на сей раз ей, правда, не до­сталось, но уже стабильное седьмое место Аллана Мак-Ниша - это свидетельство очевидного успеха ко­манды-дебютанта. А вот ни Minardi в целом, ни Йонгу в частности, увы, повторить предыдущий успех и блеснуть пе­ред «родной» публикой так и не удалось. Опа­сения относительно ненадежности техники оправдались.

И, напротив, повезло Шумахеру-старшему, которому прийти третьим вслед за своим младшим братом и его напарником помогла лишь досадная поломка Renault Дженсона Бат­тона. Британец уверенно провел гонку, но в са­мом конце дистанции его подвел автомобиль.

...Из машин гонщики не выходили, а будто выныривали, поскольку их комбинезоны бы­ли насквозь мокры от пота. И еще раз подума­лось: победитель - всегда один, но даже про­сто финишировать в такой тяжелейшей гонке - это уже победа.

Борис Мурадов

 Продолжение здесь...

← к содержанию № 46 (05.2002)

Просмотров: 102