Гран При Европы

← к содержанию № 49 (08.2002)

Гран При Европы

 

21-23.06.2002

Перемена мест слагаемых

 

Иметь талант недостаточно: нужно также

иметь на это позволение, - не так ли, друзья мои?

Фридрих Ницше

Итак, Рубенсу Баррикелло наконец-то позволили победить. Вряд ли по доброте душевной, которая не очень-то свойственна довольно жесткому миру Формулы-1. Скорее всего, «второму номеру» чемпионской команды заранее было определено образцово-показательное первое место, а «первому номеру» - профилактическое второе. При том, что в прошедшем на «Нюрбургринге» очередном этапе чемпионата вновь не оказалось никого, кто мог бы вмешаться в «междусобойчик» пилотов Ferrari в борьбе за лидерство или, если угодно, в процедуру возвращения «австрийского долга».

Так что, хоть сенсация оказалась довольно сомнительной, но всеобщая радость и ликование по поводу долгожданной победы бразильца была совершенно искренней и неподдельной. Сам Рубенс, взошедший на пьедестал почета с национальным флагом в руках и выделывающий какие-то немыслимые кульбиты, просто светился от счастья, команда чествовала его не менее, если не более горячо, чем обычно Шумахера, а журналистское сообщество и трибуны устроили ему настоящую овацию. Финал Гран При Европы стал подлинным праздником. Было и впрямь до слез приятно. Вот она, волшебная сила искусства, играющего в последнее время все большую роль в Формуле-1. Искусства не только побеждать, но и манипулировать этими победами, а в итоге - общественным мнением.

Страсти по трассе

Общий фон

Явными темами дня в четверг и пятницу перед гонкой стали, пожалуй, новая конфигурация трассы и тактика пит-стопов. Длина «Нюрбургринга» увеличилась на 588 метров и составляет ныне 5,144 км за счет огибающей новые трибуны (Mercedes Arena) связки поворотов вместо прежней и без того узкой «эски». В силу этого и все Нюрбургское кольцо, которое, по мнению некоторых гонщиков, и раньше напоминало картинговую трассу, стало еще более извилистым и узким, требующим усиленного сцепления колес с полотном, а значит - большей прижимной силы, но вроде как предоставляющим больше возможностей для обгона.

В этой связи мнения пилотов разделились. Райкконен, Хайдфельд, Сало, Вильнев, де ла Роса, Сато и Френтцен однозначно или в целом одобрили новую связку поворотов, в то время как Монтоя, Физикелла, Ирвайн, Бернольди и Йонг выразили ее явное неприятие. Некое усредненное мнение высказал Панис: «Думаю, что гонка будет интересной в силу изменений в конфигурации. Хотя я и не понимаю, для чего они были сделаны». И лишь, пожалуй, пилоты Ferrari никак не отреагировали на изменения: их нынешние машины настолько совершенны, что им любая трасса хороша. «Нам еще надо поработать над настройками, - заявил Михаэль Шумахер после тренировки в пятницу. - Но я смотрю с большим оптимизмом на исход этого уик-энда, поскольку наш автомобиль в этом сезоне отлично чувствует себя на трассах любого типа».

Что же касается тактики пит-стопов, то перед многими встала дилемма: с одной стороны, изменение конфигурации трассы делает предпочтительной тактику одной дозаправки; с другой - увеличение износа шин, возможно, потребует двух остановок для замены колес, особенно при выборе более мягкого типа резины, который диктует трасса.

По футбольному расписанию

Расстановка сил

Чемпионат мира по футболу стал главной темой субботнего дня и даже повлиял на расписание тренировок и квалификации: они были передвинуты на 45 минут вперед лишь для того, чтобы все желающие, в том числе и главные действующие лица Ф-1 могли посмотреть матчи Турция-Сенегал и Испания-Южная Корея. Но еще с пятницы, когда утром транслировался матч Англия-Бразилия, моторхоумы всех команд были заполнены футбольными болельщиками, наблюдающими за игрой на зеленом поле. В Sauber, например, горячее всех болел за родную команду, конечно же, Фелипе Масса (который, кстати, в прошлом году выиграл на «Нюрбургринге» гонку европейского чемпионата Ф-3000 и потому не случайно излучал уверенность в успехе не только бразильской сборной, но и своем собственном) при не менее горячей поддержке собравшихся рядом, включая самого Петера Заубера (но за исключением совершенно индифферентного к происходящему Ника Хайдфельда).

Многие гонщики даже связывали свои результаты с итогами футбольных матчей.

И даже далекий от футбольных баталий австриец Ники Лауда признал: «Сегодня был день футбола, а не Формулы-1. И паддоку Ф-1 было трудно не переключиться именно на события в Корее и Японии».

Вообще же уже в ходе тренировок и квалификации «Нюрбургринг» с лихвой оправдал свою репутацию «ухабистой» (за счет постоянного контакта с довольно высокими бордюрами) трассы, под которую весьма сложно настроить машины, страдающие здесь «хронической» недостаточной поворачиваемостью. Все жалобы гонщиков сводились в основном именно к этому.

Хотя, конечно, у каждого были еще и свои собственные радости и печали. Так, к примеру, давно обещанная новая конфигурация мотора Honda, на которую возлагалось много надежд обеими командами-клиентами, особенно себя не оправдала.

Продолжились и проблемы, одолевающие в последних гонках машины Williams, которые уже не могут похвастать прошлогодним преимуществом на высокоскоростных трассах. Пятница и утро субботы прошли для этой команды в сущих мучениях. Поэтому третья подряд поул-позиция Монтои и второе место Шумахера-младшего стали неожиданностью для всех, включая и самих гонщиков Williams.

Ральф, кстати, проиграл квалификацию, поскольку установив лучшее время на первом же быстром круге, сознательно решил ограничиться лишь тремя попытками, чтобы оставить для старта в гонке совершенно новый комплект шин. И прогадал - поул-позицию в последний момент у него отобрал партнер по команде. Но и время Монтои мог бы вполне перебить Михаэль Шумахер, который из-за неисправности основной машины вынужден был пересесть в запасную, но в последнем быстром круге, судя по времени первых двух секторов, явно шел на поул-позицию, завоевать которую ему помешала лишь пара небольших ошибок в двух последних поворотах.

Утренняя же разминка подтвердила реальную расстановку сил в пользу Ferrari (разве что со знаменательным уклоном в сторону Рубенса Баррикелло) и постепенно возрождающихся, кажется, из пепла, McLaren, но отнюдь не Williams. Что же касается «шинной войны», то в очередной раз гонщики, выступающие на резине Michelin, стройными рядами оккупировавшие первый (Williams), третий (McLaren) и четвертый (Renault) ряды стартовой решетки, уже традиционно утерли нос японским шинникам в квалификации. Но почти столь же традиционно не в самой гонке.

21.06.2002. Пятница. Тренировка

Первая часть. 11.00-12.00

0-15 мин. Трасса сырая после ночного дождя. К тому же асфальт на новом участке трассы слишком скользкий и не покрыт слоем резины. После установочного круга, который традиционно проигнорировали обе Ferrari, на трассе остается лишь Вильнев. Лишь затем пару кругов проезжают и М. Шумахер с Баррикелло. Первым круг на время проходит Йонг, следом Мак-Ниш и Бернольди: 1’37.626.

15-30 мин. Вперед выходит Трулли - 1’36.054. Гонщики Williams не могут превзойти это время (у Монтои 1’36.115), a Ferrari и McLaren пока не покидали боксов. Едва появившись на трассе, Баррикелло, М. Шумахер и Култхард заметно улучшают результат итальянца. Быстрейший в итоге Рубенс - 1’33.974. Райкконен не торопится на трассу.

30-45 мин. Де ла Роса мешает Райкконену на первом же для финна быстром круге. Кими резко тормозит в первом повороте и едва удерживается на асфальте. На входе в Ford срывает с сырой трассы Arrows Бернольди, машина проскакивает гравийную полосу и ударяется о барьер. Масса опережает Култхарда, показав третье время - 1’34.982. Панис в боксах - проблемы со сцеплением.

45-60 мин. М. Шумахер выскакивает на траву в Mercedes Arena. У Сато в самом дальнем от боксов повороте - Dunlop - отказывает электроника. Баррикелло еще быстрее: 1’33.665. Йонг тренирует старт на выезде с пит-лейн, но глохнет. Судьи откатывают его машину, в то время как позади уже собралась «очередь» во главе с М. Шумахером.

Вторая часть. 13.00-14.00

00-15 мин. Уэббер первым покидает боксы, и тут же вылетает в Dunlop, повредив заднюю подвеску, но австралийцу удается добраться до боксов. Райкконен перемещается с 16-го на 3-е место: 1’34.381. Масса выскакивает на гравий в Ford. Култхард также улучшает свое время, на три тысячных опережая М. Шумахера. Сато покидает боксы - механики Jordan устранили поломку.

15-30 мин. «Выстреливают» Renault - 1’33.526 у Трулли и 1’33.708 у Баттона! Но это время тут же заметно перекрывает Райкконен: 1’32.298. Бернольди выезжает на трассу на отремонтированной основной машине. Култхард вылетает в Dunlop. Гонщики Williams пока лишь 13-й и 16-й. Сато и почти следом за ним Масса ошибаются и не удерживаются на асфальте. Монтоя в боксах - механики устраняют неполадки выпускной системы.

30-45 мин. Асфальт нагревается, и скорости продолжают расти. М. Шумахер ставит рекорд третьего сектора, но лишь второй: 1’32.330. У Йонга отказывает мотор - Minardi еле-еле ползет по трассе и недотягивает до боксов. Култхард проходит все три сектора с рекордным временем и останавливает секундомер на отметке 1’31.886.

45-60 мин. Пилоты испытывают машины с небольшим количеством топлива на борту, заметно улучшая собственные результаты. Сало, у которого всю тренировку барахлили электроника и рулевое управление, перемешается с 20-го на 8-е место. На последних минутах на трассе одновременно 20 машин - нет лишь Ральфа и сошедшего Йонга. Физикелла вылетает с трассы и засыпает асфальт гравием и обломками аэродинамических элементов. Автомобили один за другим сворачивают в боксы.

22.06.2002. Суббота. Тренировка

Первая часть. 8.15-9.00

00-20 мин. Тренировка начинается на 45 минут раньше обычного. Первым боксы покидает Сато, который вчера потерял около 20 минут. Время японца - 1’34.407. Гонщики Toyota, Jaguar и Minardi пока медленнее, а вот Ральф с ходу ставит лучшее время уик-энда - 1’31.685! У Физикеллы утечка масла.

20-35 мин. В Veedol разворачивает Михаэля Шумахера. Все гонщики, кроме де ла Росы, у которого упало давление в гидросистеме, уже покинули боксы, но время Ральфа по-прежнему лучшее. Баррикелло 2-й - 1’31.890.

35-45 мин. Михаэль опережает брата - 1’31.313. BAR Вильнева разворачивает на выходе из Bit, а Монтоя цепляет гравий в Ford. Де ла Роса наконец покидает боксы. Уже под клетчатым флагом М. Шумахер показывает 1’30.685.

Вторая часть. 9.30-10.15

00-20 мин. Де ла Роса на первом же быстром круге вылетает в Ford и возвращается в боксы - видны языки пламени. Баттон опаздывает с торможением в «шпильке» Dunlop, но также возвращается на асфальт. Никто из пилотов, кроме М. Шумахера, пока не может «выехать» из 1’31.

20-35 мин. В первой шестерке - только пилоты трех топ-команд. Вновь не хватает ширины асфальта Баттону. Култхард ставит рекордное время на первом, а М. Шумахер - на третьем секторе, но ни тому, ни другому не удается улучшить собственное время.

35-45 мин. Почти все пилоты покидают боксы. Хайдфельд показывает четвертое (1’31.422), а Сало - шестое время (1’31.803). Френтцен ошибается в медленной «эске» в конце Mercedes Arena, но продолжает тренировку.

22.06.2002. Суббота. Квалификация

12.15-13.15

00-20 мин. Квалификация начинается на 45 минут раньше, чем обычно. Асфальт еще не успел прогреться - 23°С, и пилоты не спешат на трассу. Лишь на 11-й минуте боксы покидает первая машина - Minardi Йонга. Время Алекса (1’35.804) улучшает Вильнев, а Бернольди показывает второй результат.

20-30 мин. На первую строчку поднимается Райкконен - 1’31.069. Култхард чуть медленнее (1’31.306), а вот Монтоя ошибается в Mercedes Arena. Де ла Роса выезжает на запасной машине. Сало показывает лучшее время на первом секторе и третье по итогам круга. Хайдфельд излишне жестко тормозит в первом повороте и нарушает баланс машины. Баттон едва не выходит в лидеры (1’31.136), и тут же с рекордным временем круг завершает Ральф - 1’30.560. Последними боксы покидают две Ferrari. Баррикелло 2-й (1’30.639), а вот у М. Шумахера отказывает КП, и немец медленно возвращается в боксы.

30-40 мин. М. Шумахер выезжает на запасной машине, но ошибается на торможении в первом повороте быстрого круга. Райкконен не удерживается на асфальте в Mercedes Arena, но улучшает свое время. Монтоя показывает третий результат, а Ральф еще быстрее - 1’29.915! Два Williams явно быстрее всех соперников на первом секторе. Де ла Роса после двух попыток пересаживается на наконец-то отремонтированную основную машину.

40-50 мин. Баррикелло улучшает результат, но остается 2-м. Его опережает М. Шумахер (1’30.217), а Монтоя, показав рекордный третий сектор, выходит вперед - 1’29.906. Култхард быстрее всех на втором секторе, но лишь 5-й по итогам круга. Мак-Нишу устраняют неполадки электроники.

50-60 мин. Ральф бросается в контратаку, но не улучшает даже свое время. Все 22 машины на трассе. Райкконен выпускает руль в ITT-Bogen, улучшает время, но остается 6-м. Баттону мешают на быстром круге. М. Шумахер после двух секторов опережает график Монтои, но ошибается в двух последних поворотах и остается лишь третьим. Наибольшая скорость на прямой перед Veedol y Баррикелло: 310,1 км/ч; лучшие результаты на секторах у Р. Шумахера (1-й: 29.949), М. Шумахера (2-й: 37.230) и Монтои (3-й: 22.396).

23.06.2002 Воскресенье. Разминка

9.30-10.00

00-10 мин. Трасса сырая после ночного дождя - колонну машин на выезде с пит-лейн возглавляет Райкконен на промежуточной резине. Все гонщики совершают пробный круг, на трассе задерживается лишь Баррикелло. Первый круг на время проходит Р. Шумахер - 1’36.511.

10-20 мин. Френтцен выскакивает на гравий. Култхард быстрейший (1’35.442), а де ла Роса и Мак-Ниш не поделили дорогу в Mercedes Arena, вынеся на асфальт грязь и гравий. Монтоя по-прежнему в боксах - возникли вибрации в задней подвеске, а пара Ferrari выходит вперед (1’33.818 у Баррикелло, 1’34.077 у М. Шумахера). Тут же Михаэля разворачивает.

20-30 мин. М. Шумахер выходит в лидеры - 1’32.987. Оба пилота BAR попадают в первую шестерку. Трулли и Райкконен один за другим ошибаются на торможении в первом повороте. На последней минуте Френтцен показывает 5-е время, а Баррикелло 1-е (1’32.671).

Своя игра

Красная линия гонки

В первом же повороте Баррикелло без особых проблем опережает Шумахера, который, по его собственным словам, поехал куда-то не туда. К концу третьего круга Михаэль, замешкавшись за соперниками, которых Баррикелло также без труда оставил позади, отстает от своего партнера на три с половиной секунды. Но уже к десятому кругу он, оторвавшись от ближайшего преследователя на 18 секунд, повис на хвосте Ferrari под номером 2, где и оставался, пока еще 13 кругов спустя, за круг до своего первого пит-стопа не вылетел с трассы - вполне вероятно, потому, что вынужден был ехать за Баррикелло в не свойственном, неудобном ему ритме, не выжимая из машины максимум. Это вновь отбрасывает его назад, на этот раз на 10 секунд от бразильца.

Однако и затем Михаэль едет настолько быстрее, что уже ко второму пит-стопу вновь настигает Рубенса. Он останавливается у боксов первым, и, казалось бы, ничто не должно помешать ему во время последующей остановки Баррикелло без всяких обгонов, разве что, возможно, с «маленькой помощью» команды, вырваться вперед. Во всяком случае, после австрийского «ляпа» Ferrari логично было бы корректно «спрятать» смену лидера именно в боксах. Но команда, на удивление, сработала в отношении своего «второго номера» безукоризненно, выкатив наизготовку аж две заправочные машины (каждая со своим обслуживающим персоналом!) - можно сказать, без права на ошибку, которую в отношении Ferrari наверняка сочли бы умышленной. Так что после возвращения на трассу Баррикелло Шумахер оказался по-прежнему в двух секундах позади него.

К 52-му кругу лидер чемпионата, скорость которого по-прежнему как минимум на полсекунды быстрее, опять словно «приклеивается» к корме машины своего партнера. Вопрос теперь лишь в том, последует ли вновь из боксов Ferrari приказ Баррикелло «тупо» пропустить Шумахера. Однако Росс Браун на командном мостике... непринужденно ест банан! И все же приказ был - но не Баррикелло, а Шумахеру: «Рубенса не обгонять!» И Шумахер, который в этой гонке был явно быстрее своего партнера по команде и уверенно это демонстрировал, придержал своих восемьсот с лишним коней, продолжая «плестись» в хвосте у Баррикелло и финишировав в итоге вторым.

Более чем странно, конечно, слышать от лучшего гонщика современности и самой сильной на сегодня команды что-то об «отсутствии возможностей для обгона», в то время как многие - его весьма осторожный брат Ральф, Бернольди, Масса, Френтцен, Трулли, Панис, тот же Баррикелло эти возможности находили и неоднократно успешно использовали. Другими словами, гонка позади машин Ferrari уже традиционно проходила куда живее и интереснее.

Весьма своеобразно отметил свой юбилейный, 100-й Гран При Физикелла (который гонялся на «Нюрбургринге» до Формулы-1 еще в DTM), «отомстив» своему партнеру по команде за почти аналогичный наезд в Малайзии. Разница в скоростях двух Jordan перед первым поворотом была столь велика, что казалось, будто Физико, в запале успешной стартовой борьбы вообще забыл о тормозах и так и въехал в словно обреченного на аварии Такуму Сато. В результате, как и в Малайзии, оба отправились в боксы, и еще через пару десятков кругов Джанкарло сошел окончательно, да и для Такумы гонка оказалось испорченной.

Еще больше досталось Дэвиду Култхарду, рассчитывавшему на третье подряд призовое место, от не в меру горячего Монтои, который вряд ли рассчитывал на третий подряд сход после третьего же подряд старта с поул-позиции. В отличие от гонщиков Williams пилот McLaren уже со старта «похвастался» скоростью и на 28-м круге, когда представилась возможность, уже почти было обогнал явно более медленного в поворотах Монтою, но тут колумбиец в стремлении любой ценой удержать позицию заехал правыми колесами на бордюр, «поскользнулся» на нем, потерял машину и ударил в колесо McLaren шотландца - не очень сильно, но достаточно для того, чтобы на этом гонка для обоих завершилась.

Зато Кими Райкконен, которому в этом сезоне в силу разных причин удалось финишировать лишь в двух гонках из восьми, но оба раза в очках и один из них - на третьем месте, ехал, как говорится, тихо-мирно и в результате вновь взошел на третью ступень пьедестала.

Острая борьба на протяжении практически всего Гран При шла во внеочковой зоне, где в пылу этой борьбы гонщики то обгоняли друг друга, выигрывая порой сразу по несколько позиций, то вылетали один за другим: сначала Трулли, затем Сало, Уэббер, Френтцен, вновь Сало и вновь Уэббер. Особенно усердствовали Трулли и Френтцен, и оба имели реальные шансы попасть в очки, но оба утратили эти шансы из-за собственных ошибок, а Хайнца-Харальда уже в третий раз за три последние гонки подвела неисправность заправочной машины, при том, что на этот раз в ходе его пит-стопа использовали заправочную машину Бернольди!

Сам же Энрике Бернольди в этой гонке продемонстрировал, что он не только очень неуступчивый гонщик, но и достаточно умелый и быстрый - на старте он «выстрелил» с 21-го аж на 14-е место. Но вскоре по «просьбе» из боксов вынужден был пропустить вперед своего «шумахера» - Френтцена, что, в отличие от подобных эпизодов с участием пилотов Ferrari, осталось совершенно незамеченным и лишний раз доказывает, что командные приказы были, есть и будут в Формуле-1, покуда это не запретят регламентом.

Продолжилась и без того затяжная полоса невезения Жака Вильнева, первая и последняя победы которого в Ф-1, кстати, состоялись в свое время именно на «Нюрбургринге». Сначала, пытаясь избежать столкновения с Френтценом (который, в свою очередь, уворачивался от столкнувшихся Jordan) и из-за провалов в работе мотора после переключения на третью передачу, экс-чемпион, и без того стартовавший с 19-го места, вынужден был пропустить Бернольди и Уэббера. После чего, когда мотор заработал получше, бросился наверстывать упущенное, но в итоге так и не смог подняться выше 12-й позиции, опередив практически лишь тех, кто отстал еще больше в силу различных «форс-мажорных» обстоятельств, что, в конце концов, не может не навести на определенные невеселые размышления. Да, машины BAR по-прежнему оставляют желать лучшего; да, моторы Honda по-прежнему «не тянут»; да, «Нюрбургринг» - не самая легкая трасса чемпионата, но при всех равных условиях Оливье Панис квалифицируется на семь, а финиширует на три позиции выше своего титулованного партера по команде.

Еще один «герой вчерашних дней», ныне прозябающий в арьергарде также во многом благодаря откровенно неудачной машине - Эдди Ирвайн, который выбыл из гонки из-за потери давления в гидравлической системе и который в Сильверстоуне должен, наконец, сесть за руль новой модификации Jaguar - был предельно лаконичен в оценке своего результата: «Прекрасно! Я счастлив, что никогда не увижу эту машину вновь!»

Что же касается упомянутого «форс-мажора», то особенно неудачно сложилась в этом плане гонка для Аллана Мак-Ниша, который проявил подлинно героическую выдержку, не сойдя с дистанции из-за испытываемой им сильной боли.

И все же, несмотря на все эти перипетии подлинной гонки, основное внимание было привлечено туда, где как раз гонки-то, как таковой, и не было - к своей игре «сладкой парочки» в стремительных ярко-красных машинах. Потому что, как бы то ни было, a Ferrari остается Ferrari, а Михаэль Шумахер - Михаэлем Шумахером, в том числе и тогда, когда меняется «номерами» с Рубенсом Баррикелло.

Борис Мурадов

Продолжение здесь...

← к содержанию № 49 (08.2002)

Просмотров: 59